Южный Урал: кабаны и запрещенные туристы

О книге Бориса Прохорова «К вершинам Южного Урала»

Южный Урал — хребты, покрытые густыми лесами или зияющие вырубками, местами заболоченные, но украшенные скалами и останцами, с сырыми ущельями и каменными реками. Невысокие, но часто сложные для прохождения горы, утопающие зимой в сугробах, а летом в густой траве. Здесь в долинах можно найти девственные чащи, опустевшие деревни или следы от недавно действовавших железных дорог. Книга Бориса Прохорова «К вершинам Южного Урала. Туристский справочник-путеводитель» — это погружение в прошлое и настоящее горной глубинки, разделенной между Башкирией и Челябинской областью. И рассказ о тех местах, где государство запрещает появляться человеку, который по-настоящему любит природу.

«К вершинам Южного Урала» невозможно отнести в разряд безэмоциональных путеводителей. Книга затрагивает более сложные темы, помимо восхождений туриста на вершины или идеального траверса хребтов. Борис Прохоров уже не первое десятилетие раз за разом отправляется в горы, человеческий мир которых извечно менялся. Южный Урал впитал в себя угро-финскую топонимику, искаженную тюрками и славянами, и видел погромы, учиненные полубашкирскими отрядами Пугачева над русским заводским людом. В его лесах еще недавно повсюду кипела жизнь: в горах стояли избы, просыпались деревни, молились староверы, охотились мужчины и косили сено скотоводы. Теперь отмеченных на картах заимок нет — разрушились или сожжены, а узкоколейки разобраны на металлолом. Впрочем, в оставшихся поселениях ныне много дач горожан, а пчеловоды продают добрый мед.

Что такое Южный Урал для туристов? Отчасти запретный плод: его высочайшая вершина — Ямантау, и многие притягивающие к себе романтиков хребты «огорожены» странным учреждением — Южно-Уральским заповедником. Еще в 1970-х здесь встречались деревни и хутора, но коммунисты выставили людей депортацией, и возник секретный город Межгорье, а военные принялись уничтожать природу под защитой заповедника. А нескольким сотням туристов объявили войну под эгидой сохранения экосистемы, направив на их розыски инспекторов. Да и семьи из выселенных поселений в ЮУГПЗ не терпят — для них закрыто посещение могил предков. Впрочем, тем, кто корпоративно отдыхает на джипе с ящиком водки, в заповеднике вроде рады.

В других местах Южного Урала туристы — это уже не гонимые партизаны, хотя бюрократы, «оберегающие» природу ради отчетов, местами досаждают. Как и раздражает мусор от горожан, выезжающих на доступную природу. Горы начинаются уже неподалеку от Магнитогорска с чадящими заводами, а множество дорог ведут в обжитые русскими или башкирами предгорья, где можно оставить машину в первом же подворье и уйти в поход. Туда, где оканчиваются лесовозные грунтовки, остаются позади окутанные туманами урочища, тайга сменяется тундрой, испещренной валунами, а пейзаж украшают обрывистые гранитные останцы. Южноуральские горы особенные, и пусть они не суровые и грозно обнаженные, как наши — заполярные, и не отличаются гигантизмом, как сибирские хребты, но в них есть своя притягательность, даже если у их вершин-кабанов зачастую нет имени, кроме отметки высоты.

В заключение о том, кто годами впитывал в себя Южный Урал, чтобы сегодня стать автором. Борис Прохоров — 52-летний магнитогорский путешественник, он имеет важный для альпиниста титул «Снежного барса» и взошел уже на двести тысячников Южного Урала. А книгу украшает множество его фотографий и снимков тех, кто шел с ним по жаре и в морозы в экспедиции. «К вершинам Южного Урала», очевидно, один из самых содержательных горных путеводителей в нашей стране за последние годы.