Закат пермского балета? Театр покидают сразу трое ведущих артистов

Уход трех ведущих артистов пермского балета является феноменом, печальной закономерностью той разрушительной политики, которая проводится руководством театра

Пермский балет по праву считается одним из лучших в России, им гордится вся страна и город, его успех и популярность настолько безусловны, что сомнений в его светлом будущем, кажется, ни у кого не возникает. Однако, как оказалось, на самом деле все не так благополучно.

В начале мая стало известно, что Пермь покинут несколько ведущих артистов балета. Это Инна Билаш и супруги Четвериковы. Удивительно, но данному феномену по большому счету не придали должного значения, а ведь за ним может скрываться нечто большее, чем простое желание артистов что-то изменить в своей жизни. Что именно? Попробуем разобраться.

Об артистах

Во-первых, стоит сказать, что Инна Билаш — это одна из ведущих артистов пермского балета. Помимо неё статус балерины имеют еще три человека: Наталья Осипова, Полина Булдакова и Альбина Рангулова.

Примой-балериной театра считается Наталья Осипова, что, как было уже отмечено неоднократно, фактически не соответствует действительности. В начале текущего сезона выдающаяся балерина, выступающая в английском Ковент-Гардене, была с помпой представлена пермской общественности. Была организована массированная пропагандистская кампания, целью которой было представить ее как очередной прорыв театра: ее показали по телевидению, сводили в Пермскую художественную галерею, взяли несколько интервью, в которых она рассказала о своей безграничной любви к городу и пермскому балету и… и она уехала. Поклонникам театра было обещано, что за сезон Осипова станцует четыре раза, но станцевала она в Перми лишь один раз, несколько запланированных концертов с ее участием было отменено без объяснения причин.

Таким образом, Осипова имеет слабое отношение к Пермскому театру оперы и балета, хотя и фигурирует в нем как первая среди равных, сделано это было в пропагандистских целях, а отнюдь не для развития искусства в крае.

Следовательно, с уходом Билаш мы теряем ведущую балерину театра, и эта потеря очень болезненна не только потому, что образуется пробел в труппе, который очень сложно будет заполнить новыми артистами, даже если они будут из Монголии или Бразилии. Это еще и потеря артиста, который за многие годы напряженного труда полюбился зрителю, для которого ее уход из театра, конечно же, станет тяжелой утратой.

Кроме того, вместе с Билаш уходит и ее партнер Никита Четвериков, являющийся одним из четырех премьеров театра, это также не скажется благотворно на развитии балета в крае. Он вместе с Билаш танцевал все главные партии, и замену ему будет подобрать непросто. Стоит подчеркнуть, что и Билаш и Четвериков являются лауреатами многочисленных конкурсов, их талант признан не только в Перми, но и по всей стране.

Вместе с Никитой, разумеется, театр покидает и его супруга Евгения Четверикова, которая блистательно выступала в текущем сезоне, достаточно вспомнить фурор, произведенный ею во время балета «Дон Кихот».

Официальная версия

Источник в театре заявил, что для артистов уход из театра — это, скорее, шаг назад:

«Они выбрали не профессиональное развитие, а личный семейный комфорт», — рассказали в театре, имея в виду тот факт, что артисты подписали контракты с не самыми лучшими балетными труппами (в Праге и Цюрихе).

Причины, по которым театр покидают сразу трое ведущих артистов, нам неизвестны, возможно, они действительно связаны с личными, а не творческими мотивами. Во всяком случае, так хочется думать руководству театра. Так или иначе, данное событие — это серьезный удар как по репутации пермского балета, так и по искусству края.

Еще в 2016 году художественный руководитель балетной труппы Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко после громкой победы пары Билаш —Четвериков в телеконкурсе «Большой балет», заявлял, что артисты являются «достоянием Перми и их нужно беречь».

Значит, не уберегли, и если артисты едут танцевать в другой театр (то есть продолжают карьеру, а не уходят из творчества), то заявления о личных мотивах начинают выглядеть как банальная отговорка. Более того, ситуация, сложившаяся в театре, не позволяет довольствоваться этой версией.

Неофициальная версия

Основная причина, которая могла заставить артистов искать другую работу, — это значительное сокращение репертуара. Для самореализации необходимо регулярно выступать, но когда театр закрыт на клюшку и в нем вместо спектаклей проводят киноклубы или какие-нибудь другие мероприятия, гордо называемые «Лабораторией современного зрителя», то это не очень хорошо сказывается на самочувствии артистов. Важно подчеркнуть, что данный образовательный проект, созданный руководством театра, — весьма полезное и интересное явление, однако оно не должно подменять собой основное направление деятельности культурного учреждения.

Еще один не менее важный момент — это гастроли. Любому артисту хочется побывать с гастролями в других городах и странах, это не только приятно, но и полезно для осознания собственной значимости, для ощущения признанности своего таланта. Гастроли балетной труппы значительно сократились (про оперную и говорить не хочется, там все намного печальней). Особенно циничен в связи с этим концерт Натальи Осиповой в Москве: вместо того чтобы прославленную балерину показать здесь, в Перми, а в Москву отправить ту же Билаш, делается все наоборот — этот факт выглядит весьма показательно, он открывает глаза на истинные цели и мотивы «хозяев» театра.

В связи с этим стоит отметить, что пиар-служба, великолепна справляющаяся с задачей раскрутки Теодора Курентзиса, Осиповой и прочих «звездных акций», которые на поверку оказываются симулякрами, видимо, совсем не заботится о том, чтобы раскручивать наших артистов. Сколько раз мы видели в Перми Курентзиса и сколько раз Билаш? А если почитать СМИ, то в Перми есть только Курентзис, а балерины Инны Билаш просто не существует. Так вы добились своего, господа пиарщики, теперь ее с нами действительно больше нет!

Сами условия труда, также вызывают вопросы у балетной труппы: артисты жалуются на нарушение коллективного договора, регулирующего работу театра. В частности, не соблюдаются интервалы между репетициями, которые зачастую проходят поздно вечером, после 21:00.

Таким образом, уход трех ведущих артистов пермского балета является феноменом, печальной закономерностью той разрушительной политики, которая проводится руководством театра. Любопытно в связи с этим взглянуть на комментарий московского балетного критика Анны Галайда:

«Бедный Пермский театр, бедный Алексей (Мирошниченко). Вырастить такую пару! — и так потерять. А главное, потерять явно не по творческим причинам — за творчеством в Прагу не ездят, да и с Цюрихом все очень и очень неоднозначно».

Действительно, статус Пермского балета значительно выше чешского или швейцарского, поэтому, на первый взгляд, решение артистов объясняется личными мотивами. Но, если взять во внимание все вышеперечисленные проблемы (а в действительности их куда больше), то станет очевидно, что это событие является констатацией того факта, что наш балет теряет свое положение, свой престиж, свой статус. Это не может произойти в одночасье, и по первым признакам, коим является уход артистов, это не очевидно, но пройдет время, и осознание того, что мы уже не являемся крупнейшим центром балетной жизни России, станет для нас свершившимся фактом.