СМИ заинтересовались конфликтом вокруг Цильнинского элеватора

Подзаголовок: Настоящая война разгорелась вокруг Цильнинского элеватора в Ульяновской области. Этой истории посвящена статья специального корреспондента издания «Ридус» Дмитрия Строганова, полный текст которой предлагаем вашему вниманию

«Ульяновская область, рабочий поселок Цильна. Население, по данным за прошлый год, — чуть меньше четырех тысяч человек. Этот населенный пункт нередко называют сахарной столицей России, но есть здесь и другие сельхозпредприятия.

В частности, Цильнинский элеватор, построенный в 1946 году. Долгие годы его название появлялось в прессе исключительно в связи с победными реляциями, однако в новой России у предприятия, что называется, не задалось. Начиная с 2014 года этот элеватор пытались обанкротить шесть раз.

Вот и сейчас вокруг него разгорелась настоящая война. Когда суд рассматривал то самое, шестое, заявление о несостоятельности предприятия, группа ушлых дельцов сумела скупить 80% акций элеватора и теперь не пускает туда назначенного судом конкурсного управляющего.

Когда закон не указ

«Руководство предприятия призывает сельхозтоваропроизводитей Цильнинского района, всей Ульяновской области и всех потенциальных клиентов из других регионов к сотрудничеству с Цильнинским элеватором. Предприятие, как бы оно ни называлось в разные эпохи развития, за долгие годы работы доказало, что оно самодостаточно и может зарабатывать деньги», — такие сообщения появились в ульяновской прессе в ноябре минувшего года.

Зачем владельцам убеждать сельхозпроизводителей в необходимости сотрудничества? Дело, разумеется, не в переименовании. Цильнинский элеватор сегодня работает абсолютно незаконно: контрагенты рискуют узнать о ничтожности всех заключенных за последний месяц сделок.

Почти десять лет назад, в 2009 году, когда предприятие входило в холдинг «Мелькрукк», в банке «Возрождение» был взят крупный кредит. Залогом по нему в том числе выступал и Цильнинский элеватор. До середины 2016 года предприятие обслуживало долг. Потом собственники начали меняться как перчатки, и поступления на счет прекратились.

Решить вопрос «по-хорошему» не вышло. Переговоры ни к чему не привели, обслуживать долг предприятие продолжить не смогло. В итоге банк «Возрождение» обратился в суд, судья вынес определение о введении в отношении ОАО «Цильнинский элеватор» процедуры банкротства-наблюдения и еще год назад назначил временного управляющего, Наталью Горбачеву. С момента введения судом конкурсного производства, вот уже более полугода, она не может попасть на предприятие: новые собственники не пускают.

Владеть Цильнинским элеватором новые хозяева стали в весьма сложный для предприятия момент: в августе 2017 года, спустя четыре месяца, как арбитражный суд уже вынес определение о введении в отношении ОАО «Цильнинский элеватор» процедуры банкротства-наблюдения.

Владельцы акций за бесценок продали их Раисе Чахалян. При оценочной стоимости элеватора в сто миллионов рублей Раисе Чахалян он обошелся всего в четыреста тысяч. Не имея на то законного права, она наняла нового директора — Мурада Басирова, поставила свою охрану и заявила, что решения суда выполнять не будет. Элеватор продолжит работать как и раньше, фермерам беспокоиться не о чем, а банк может забыть о своих 387 миллионах.

«Мы считаем, что требования конкурсной управляющей незаконны, а ее действия не более чем мошенничество. Мы собственники ОАО «Цильнинский элеватор». Решение суда сейчас обжалуется. Конкурсная управляющая пытается войти на предприятие, распилить его, распродать, реализовать государственное зерно и повесить всё на сотрудников элеватора. Поэтому и препятствуем ее заходу на элеватор. Это наше предприятие, и мы его не дадим обанкротить. Потому что банкротство — это фиктивная, вымышленная вещь. ОАО «Цильнинский элеватор» никаких денег от банка не получало, ни рубля! Кредит нам документально «навесили». Предприятие у нас сейчас работает в полном объеме, принимает и отпускает сельхозпродукцию», — цитирует издание 73online.ru сына Раисы Чахалян Артура, называющего себя «контролирующим работу предприятия». Неоднократно судимого, в том числе по статье «Мошенничество».

Банк, понятно, с таким заявлением согласиться не может.

Для исполнения обязанностей, возложенных на нее законом, конкурсный управляющий должен завершить инвентаризацию имущества элеватора, выставить имущество на торги, найти инвестора, который, действительно заплатив за актив реальную стоимость, будет заинтересован в развитии предприятия. С этой целью конкурсный управляющий, назначенный судом, с прошлого октября пытается попасть на элеватор, говорит директор департамента по работе с проблемными активами банка «Возрождение» Александр Деревориз.

Антиколлекторы по-цильнински

Первая попытка попасть на элеватор закончилась, по словам Натальи Горбачевой, голливудской автомобильной погоней. Когда ее в первый раз не пустила охрана элеватора, она вернулась с сотрудниками охранного агентства, однако попасть на элеватор не помог и ЧОП. На этот раз территорию охраняли пятеро вооруженных людей, и конкурсный управляющий решила не доводить дело до перестрелки.

Впрочем, спокойно отправиться восвояси у Натальи не вышло. «Вскоре нас стала преследовать машина охранников элеватора — неоднократно пыталась перегородить путь или скинуть с дороги. Это была настоящая погоня, как в кино. Было очень страшно. Что они хотели, не знаю, сами понимаете — в такой ситуации останавливаться, чтобы спросить, в чем дело, не станешь. Сейчас периодически получаю от представителей Раисы Чахалян угрозы в свой адрес», — говорит она.

Артур Чахалян эти обвинения считает необоснованными. «У нас порядка 65 сотрудников. Все заняты делом. Нам не до угроз и погонь», — заявил он изданию 73.online.

Так же неудачно закончились и последующие попытки Горбачевой попасть на элеватор. Когда она приехала во второй раз, ее выставил майор полиции Шалаев. Разумеется, обо всем этом она писала заявления в правоохранительные органы и прокуратуру, но они ни к чему не привели. Местные органы не усмотрели никаких преступных действий.

«В действиях майора полиции Шалаева содержатся признаки состава преступления, как то превышение должностных полномочий. Конкурсный управляющий имеет полное право войти на эту территорию, у нее все необходимые документы на руках были, в таком случае он не может препятствовать законной деятельности конкурсного управляющего. Я так полагаю, что действия этого майора полиции не могут быть признаны законными и по крайней мере дисциплинарное взыскание он должен понести», — комментирует этот момент адвокат Оксана Михалкина.

Складывается впечатление, что местные власти старательно прикрывают глаза на «шалости» новых владельцев элеватора. Помимо отписок из органов и действий полицейского на элеваторе этому есть и другие доказательства.

Например, Горбачева пыталась опубликовать в местных СМИ информацию, что элеватор занимается незаконной предпринимательской деятельностью, печати и документы недействительны, однако очень быстро эту публикацию почему-то сняли с размещения.

В среду, 25 апреля, Наталья Горбачева в очередной раз попыталась попасть на предприятие, чтобы начать предусмотренные законом процедуры. На сей раз в сопровождении судебных приставов. Однако и в этот раз ей дали от ворот поворот.

«Один из акционеров говорит: «Не пущу, и все». Составили акт. Приставы с этим поделать пока ничего не могут. Дали им еще новое время — до 27 апреля, чтобы бывший директор элеватора Низамиев исполнил решение суда самостоятельно, передал все необходимые документы и имущество. Если у него не получится, тогда уже приставы будут работать в принудительном порядке», — рассказала об этой ситуации Наталья Горбачева.

Спустя два дня, 27 апреля, обстановка стала напоминать и вовсе пьесу театра абсурда. Судебные приставы отказались выезжать на элеватор.

Законы Российской Федерации в Цильне не действуют никак. Полный беспредел, просто какая-то Кущевка номер два, говорит директор департамента по работе с проблемными активами банка «Возрождение» Александр Деревориз.

Теперь остается лишь ждать объяснений действий приставов из центрального аппарата. Поступок их тем удивительней, что на Цильнинском элеваторе хранится около 20 тысяч тонн зерна из федерального интервенционного фонда. Так как провести инвентаризацию управляющий не может, о судьбе этого зерна сегодня ничего не известно, если не брать в расчет ничем не подтвержденные слова семьи Чахалян».