Почему плачут шиханы, или БСК-Сода против властей Башкирии

В контексте происходящих в регионах чрезвычайных ситуаций, сопровождающихся ростом социального недовольства и протеста, принятие такого непопулярного решения, как промышленная разработка гор-шиханов, может стать опасным

В Башкирии обостряется противостояние между бизнесом в лице Башкирской содовой компании (БСК) и региональной властью, «яблоком раздора» стали памятники природы, горы-шиханы вблизи города Стерлитамака. Опрошенные ИА REGNUM эксперты считают, что вопрос уже давно приобрёл политическое звучание, став предметом преломления многих копий.

В апреле 2018 года министерство экологии и природопользования Башкирии было вынуждено сделать заявление о том, что власти региона не изменяли статус особой охраны памятников природы республиканского значения, в том числе и стерлитамакских гор-шиханов, на разработку которых претендует Башкирская содовая компания.

Точка поставлена?

Как ранее информировало ИА REGNUM , поводом для кипения страстей стало опубликование изменений в ряд постановлений совмина БАССР, которым устанавливался режим охраны памятников природы, включая шиханы Тратау и Юрактау. Наиболее бдительная часть общественности восприняла поправки как готовность властей республики отказаться от охранного статуса шиханов. Однако, как заявили в минэкологии, исключив общие положения об условиях охраны памятников природы, в новых версиях постановлений установили индивидуальный режим особой охраны для каждого из них, в том числе уточнили их границы. Также полностью исключена какая-либо возможность получения специальных разрешений на пользование памятниками природы.

«Постановления устарели, их было нужно обновить, а шиханам ничего не угрожает, напротив, их в индивидуальном порядке будут охранять ещё надежнее», — пояснили в минэкологии региона.

Однако общественность не успокоилась и закидывала региональные власти вопросами:

«Что будет с шиханами?»

19 апреля глава Башкирии Рустэм Хамитов во время проведения «прямой линии», отвечая на вопросы встревоженных жителей республики, вновь поднял тему сохранности шиханов.

«Конечно, эти памятники природы — достояние республики. Пока на шиханах произрастают краснокнижные растения, пока они имеют историческую, археологическую, геологическую, общественную ценность, снять статус невозможно. Правительство республики получает письма от заинтересованной компании, которая хотела бы разрабатывать эти памятники природы, использовать их как сырьё для своего производства. Давление продолжается. Давайте искать альтернативный вариант», — обозначил свою позицию Хамитов.

Глава региона порекомендовал неназванной им компании найти другие месторождения, а если «по каким-то причинам не устраивает качество сырья» — «менять технологию». «Люди не хотят отдавать эти памятники природы. Они имеют в глазах людей сакральную ценность. Будем надеяться, что здравый смысл у собственников этого предприятия возобладает, и вместо того, чтобы устраивать, разворачивать эту конфликтную ситуацию, идти против населения, граждан, природы, законов общества, должно прийти осознание», — заключил глава Башкирии.

По мнению политолога Николая Евдокимова, анализ поступивших звонков и сообщений позволит власти чётко выделить те проблемные вопросы, которые волнуют население региона.

«Во-первых, это проблема шиханов. Это комплексный вопрос, который выходит далеко за рамки социально-экономической проблемы, связанной с тем, стоит или нет разрабатывать этот природный памятник. Вопрос уже давно приобрёл политическое звучание, став предметом преломления многих копий. Рустэм Хамитов дал однозначный ответ на этот вопрос, сказав, что шиханы разрабатываться не будут. Можно по-разному относиться к этому решению, но вопрос, судя по всему, закрыт и в обозримом будущем едва ли станет предметом политических спекуляций», — отметил эскперт.

Как считает политолог Дмитрий Михайличенко, ключевым в разговоре Хамитова с жителями республики был месседж по недопустимости промышленной разработки шиханов. В контексте происходящих в регионах чрезвычайных ситуаций, сопровождающихся ростом социального недовольства и протеста (мусорная история в Московской агломерации, которая уже докатилась до Ярославской и других областей; пожар в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерове; отмена прямых выборов мэра в Екатеринбурге), принятие такого непопулярного решения, как промышленная разработка шиханов, попросту опасно.

«В этом плане лоббистские инициативы некоторых мощных групп промышленников могут быть отложены или отменены. Тем более, что руководство республики понимает необходимости развития ОАО «БСК» и занимает конструктивную позицию в вопросе поиска альтернативных источников сырья и готово оказывать всяческую поддержку в этом вопросе», — считает собеседник ИА REGNUM.

С чего всё начиналось

Долгие годы стерлитамакская «Сода», предшественница БСК, давшая первую продукцию в 1945 году, не могла перечить руководству Башкирии, так как являлась собственностью республики. Содовый завод, ставший позже производственным объединением, давал работу тысячам стерлитамакцев, содержал собственный дворец культуры, пионерский лагерь, активно участвовал в жизни города и республики. Красно-жёлтые пачки пищевой соды, выпускаемой заводом, можно было найти практически в каждом доме страны. Благостную картинку нарушал один факт, о котором предпочитали не говорить: в 50-е годы сырьём для завода стала гора-шихан Шахтау.

Шиханами, или останцами, принято называть небольшие горы, являвшимися когда-то дном мирового океана. Для некоторой части населения республики с недавнего времени они стали ещё и «сакральным местом», но и без «сакральности» шиханы ценны сами по себе: они являются неотъемлемой частью культурно-исторического ландшафта, здесь произрастают редкие виды краснокнижных растений, но, пожалуй самое главное — это любимое место отдыха многих поколений жителей республики, «услада для сердца и отдохновение для глаз». Порода, из которой состоят стерлитамакские шиханы, пригодна для производства соды. Шихан Шахтау взрывали и срывали, сейчас на его месте глубокий карьер. Из стелитамакских шиханов сохранились признанные памятниками природы Тратау и Юрактау, есть и ещё один шихан, Куштау.

В декабре 1994 было зарегистрировано акционерное общество открытого типа «Сода», которое стало правопреемником Государственного производственного объединения «Сода», однако республика сохраняла в нём больше половины акций. Предприятие стабильно давало доход, поэтому не до конца ясно, для чего в мае 2013 года прибыльная ОАО «Сода» сливается со считавшимся убыточным ОАО «Каустик», образуя АО БСК в мае 2013 года. Башкирия потеряла контрольный пакет акций «Соды» в 62% и получила 38,27% уставного капитала компании, 60% получило ОАО «Башкирская химия» («Башхим»), 2% — миноритарии. В настоящий момент, по официальным данным, республика сохраняет за собой 38,27% уставного капитала, 29,02% владеет «Башхим», но вторым держателем акций с 31,16% является кипрская компания Modisanna Limited.

С 2016 года ведутся разговоры о передачи акций республики в АО «Региональный фонд», который владеет государственными акциями и долями примерно в двадцати предприятиях Башкирии, а 100% акций самого фонда принадлежит министерству земельных и имущественных отношений республики.

Отношения между новообразованной БСК и региональными властями выстраивались непросто, главным камнем преткновения стали шиханы, на которое БСК простерло свои аппетиты. БСК позиционировала себя едва ли не как градообразующее предприятие, от деятельности которого зависит существование тысячи семей стерлитамакцев, и возобновило претензии предшественницы «Соды», требуя отдать в разработку горы-щиханы.

Претензии «Соды» на разработку шиханов осторожно озвучивались, по некоторым данным, уже с конца 80-х годов прошлого века, общественность и власти воспринимали эти притязания как нечто невозможное и противоестественное и говорили решительное «нет!» посягательствам содовиков на памятники природы.

С 2010 года требования начали звучать еще отчетливее. В 2012 и 2013 годах республиканские власти давали противоречивые оценки претензиям содовиков в духе «бизнес тоже можно понять». Тогда же вопрос сохранения шиханов был поднял и широкой общественностью, и так называемой «антихамитовской фрондой», сторонниками прежнего главы региона Муртазы Рахимова. Не ясно до конца, ряд протестных выступлений за сохранение шиханов или же нечто иное побудили власти к 2014 году сформулировать чёткий ответ: «Тратау и Юрактау, а также Куштау» срываться не будут.

В 2015 году БСК пошло в информационное наступление, доказывая, что предприятие не сможет работать без разработки шиханов.

Летом 2016 года подразделение БСК АО «Сырьевая компания» получило лицензию у Приволжского департамента по недропользованию на геологическое изучение, включающее поиски и оценку месторождений полезных ископаемых на участке шихана Куштау. Самое любопытное в том, что в 2006—2008 годах «Сода» уже изучала запасы Куштау, но решила, что сырье не удовлетворяет техническим требованиям для производства соды, но, получив в 2015 году отказ в разрешении на геологоразведку Тратау и Юрактау, поменяло свои воззрения. В марте 2017 года АО «БСК» начала на Куштау геологоразведочные работы.

Языковые баталии лета и осени 2017 года, а также хлопоты перед выборами президента России в марте 2018 года на некоторое время отодвинули вопрос сохранения шиханов, но только на время. Осенью в республике пройдут ещё одни выборы, в республиканский парламент, и судьба шиханов не может не стать объектом предвыборной риторики.

Ответный ход

Однако точка в данном вопросе пока не поставлена. Содовики сдаваться не намерены.

20 апреля БСК выступает с резким по тону заявлением, обвиняя республиканские власти в «фантазиях» и использовании популистских лозунгов.

«Прискорбно, что в очередной раз вместо попытки решить серьезную проблему, за которой стоит многотысячный коллектив и целая отрасль отечественной промышленности, звучат фантазии об альтернативных источниках сырья и нежелании их использовать. Вместо ответственной позиции и способности принимать решения звучат, с одной стороны, недостоверные сведения, с другой, — популистские лозунги. С 2010 года идет виртуозное затягивание решения вопроса и отпугивание потенциальных инвесторов. В нашем распоряжении имеется несколько тысяч подписей жителей Стерлитамака, которые понимают, к чему может привести нерешение этого вопроса в ближайшее время. По поводу юридической невозможности, защиты природы, сакральности и тому подобного: это или субъективная оценка, или спорные аргументы, по которым неоднократно давались соответствующие разъяснения», — уверены в БСК.

К «соответствующим разъяснениям», вероятно, можно отнести обещание БСК. «пересадить все краснокнижные растения с шихана Тратау на другое место», звучащее не менее фантазийно.

Единого мнения, что стоит за раздраженным тоном БСК, у экспертного сообщества республики нет. Одни полагают, что это «хорошая мина при плохой игре» и жест отчаянья, другие — что БСК надеется на поддержку из Кремля, однако какова позиция федерального центра по этому вопросу, также никому не ясно. Третьи видят «слабую попытку шантажа» в отказе БСК финансировать принадлежавшие «Соде» и перешедшие к ней в наследство объекты «соцкульбыта», например ДК «Сода».

Тем не менее все сходятся во мнении, что «карта шиханов» будет разыгрываться как на осенних выборах в Гособрание республики, так и на выборах главы республики в 2019 году.

Особое мнение профессора Гатауллина

Экономист, профессор Ринат Гатауллин, являющийся лидером Курутлая северо-западных башкир, имеет свой взгляд на затянувшееся противостояние.

«Нынешние лозунги властей «Не отдадим шиханы!» понятны, но не подкреплены никакими рациональными аргументами. Доводы, которыми пользуются власти, лишены какой бы то ни было респектабельности. Что значит «сакральное место»? Приехал какой-то никому неизвестный «святой человек» с Кипра, что-то там увидел, пошептал — и готовы аргументы. Это же несерьезно. Я изучил башкирский фольклор, никакой мифологии с шиханами не связано. Горы Балкантау и Ирендык, озера Асыкуль и Кандрыкуль — действительно сакральные места, но что творится на озёрах, берега которых застраиваются частными строениями, любителей новомодной сакральности не волнует», — горячится профессор.

«Власти должны дать четкий ответ — где будут работать сотрудники БСК в случае его закрытия, их около 5 тысяч человек, а также водители, врачи, сотрудники торговли и все те, чей труд «завязан» на БСК, таких не менее 15 тысяч, чем, как они будут кормить свои семьи, ведь это немалая часть населения Стерлитамака», — продолжает Гатауллин.

Продукция БСК востребована по всей России, чем ее заменить? Пришедшие на место БСК заморские конкуренты быстро захватят рынок, и вытеснить их потом будет невозможно. Некоторые виды продукции БСК имеют стратегическое назначение…

Как убежден экономист, в рассмотрении вопроса о сырье для БСК должен возобладать государственный подход. Многоугольник бизнес-природный объект-общество-власти не уникален для России, решать его так или иначе придётся, но хотелось бы, чтобы это решение было взаимоприемлемым для всех.

Вместо эпилога

О том, что красавец Шахтау когда-то был, напоминают лишь редкие фотографии и топографические выкладки. Уже есть разночтения, кто-то говорит, что высота его составляла чуть более 300 метров над уровнем моря, кто-то уверен, что не менее пятисот. Дети, когда им показывают место, где стоял шихан, не могут поверить, что на этом месте могла быть гора.

«А когда его взрывали, он плакал?» — спросила маленькая девочка, выслушав рассказ родителей об утраченной горе.

Ждёт ли эта участь Тратау, Юрактау и Куштау?

И всё же, отстаивая безусловно правое дело, лучше обходиться без ненужной мифологизации и импортированных с Кипра легенд. Для общего дела — лучше.