В зоне крушения Ан-148 под Москвой до сих пор разбросаны фрагменты тел

Девушка, чья мать погибла в результате крушения самолёта, летевшего из Москвы в Орск, опубликовала видеообращение ко всем органам власти РФ. Она заявила, что побывала на месте авиакатастрофы и была поражена увиденным: на земле до сих пор останки погибших, личные вещи пассажиров и никакой охраны

В интернете опубликован ряд видеообращений девушки, которая потеряла свою мать в авиакатастрофе 11 февраля. 8 апреля появилось первое видеообращение. Оно адресовано всем органам власти РФ. Девушка заявила, что 6 апреля побывала на месте крушения, чтобы возложить цветы к мемориалу. По прибытии она была шокирована тем, что пришлось увидеть. Никакой охраны, оцепления, а на земле до сих пор остаются фрагменты тел, личные вещи погибших пассажиров, части самолёта.

Об увиденном она проинформировала представителей СКР. Спустя какое-то время приехал глава сельского поселения Ульянинское, затем сотрудник местных управлений следственного комитета и МЧС. Никто не смог пояснить, почему в зоне крушения такая ситуация.

«Это бесчеловечно и по отношения к тем, кто погиб, и к тем, кто переживает, близким и родным, и к людям, которые проживают там», — сказала Юлия.

Она также сообщила, что родственникам погибших обещали 9 апреля начать поисковые работы. Она подчеркнула, что собирается выехать на место и лично убедиться в том, что работы начаты:

«Если там никого нет, то я даже не знаю, кому об этом говорить и куда звонить, потому что в тот день, когда мы стояли там на поле, я звонила и в МЧС, я звонила и лично губернатору Оренбургской области, потому что утром в этот день они били себя в грудь и говорили, что на поле всё отлично».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 6 апреля в Орске за закрытыми от посторонних глаз дверями прошла встреча оренбургских чиновников, представителей федеральных ведомств с родственниками погибших 11 февраля пассажиров. Обсуждались вопросы, касающиеся экспертных и правовых процедур. Глава Оренбуржья Юрий Берг подчеркнул, что власти региона ежедневно связываются с руководством Российского центра судебно-медицинской экспертизы, предлагают свою помощь, в ответ получают заверения, что всё необходимое есть и прилагаются все усилия для ускорения генетических исследований, отметили в пресс-службе областного правительства.

Читайте также: Семьи жертв авиакатастрофы: «Мы хотим кричать на весь мир от безысходности»

Между тем 9 апреля ситуация в зоне авиакатастрофы не изменилась. Сегодня, 9 апреля, Юлия опубликовала отчёт. Она отметила, что, двигаясь в сторону от мемориала, увидела несколько кусков кожи…

«Тут свалка, просто свалка…» — констатировала она и призналась, что уже не знает к кому обращаться.

Тем не менее позже появилось ещё одно видеобращение, оно адресовано Владимиру Путину. Юлия заявила о том, что на поле никакие работы не ведутся.

«Тут может ходить кто угодно. Тут лежат фрагменты самолёта, фрагменты тел, я лично видела человеческие уши. Тут уже пахнет… Вы понимаете чем… Это нечеловечно! На нас никто не реагирует!».

Девушка просит разобраться в сложившейся ситуации и заявила, что не уедет с места, пока не будет выставлено оцепление.

Все видеоролики, выложенные Юлией С. в интернете, активно набирают число просмотров. Пользователи оставляют свои комментарии.

«Какой ужас. Какой бардак», — отметил один из тех, кто просмотрел видеобращение.

«В ЭТО невозможно поверить!!! Останки ТЕЛ погибших??? Это же кощунство — за это статья есть. 2 месяца лежат останки тел на улице возле населенного пункта, это чудовищно!!! Какое же это варварство по отношению к погибшим и их родным, которые это смогли увидеть!!!» — вторит другой комментатор.

Остальные также возмущены тем, что творится на месте крушения Ан-148, вопиющим безразличием к погибшим, неуважением к родственникам.

Напомним, 11 февраля 2018 года в Раменском районе Подмосковья упал самолёт, выполнявший рейс «Москва — Орск». Погиб 71 человек: все пассажиры и члены экипажа. По одной из версий, причиной крушения стали обледеневшие датчики показания скорости.

Большинство погибших были жителями Оренбургской области.