«Бушующая этничность» Башкирии: осень будет жаркой

Представители башкирских националистических движений объединяются с либеральной оппозицией

После неудачной попытки разыграть национальную карту на выборах президента России башкирские национальные движения намерены продвинуть своих представителей в региональный парламент. Опрошенные ИА REGNUM эксперты считают, что федеральный центр четко показал, что не позволит конвертировать культурно-просветительские вопросы в предмет политического торга.

Соседи

Важность происходящих в Башкирии общественно-политических процессов межнационального взаимодействия обусловлена тем, что многонациональная республика считается своеобразным «зеркалом», отражающим культурное и этническое многообразие всей России, а также регионом, где происходит конструктивный диалог между представителями разных этносов. Учитывая особенность республики — в ней проживает три крупных этноса в примерно равных пропорциях (более 35% русских, 28% — башкир и 25% — татар) — Башкирию можно назвать своего рода «площадкой», на которой вырабатываются взаимоприемлемые способы успешного совместного взаимодействия представителей разных этносов и конфессий. Здесь, в Башкирии, и власти, и граждане учатся определять, где проходит та черта, которую нельзя переступать.

Многие народы, населяющие Башкирию, имеют свои организации и землячества, которые можно условно разделить на официальные и неофициальные. Официальные, представляющие более 30 этносов, объединены в Ассамблею народов РБ; принято считать, что они в полной мере подконтрольны властям. Крупнейшие из них — Собор русских Башкирии (СРБ), Всемирный курултай башкир (ВКБ) и Региональная национально-культурная автономия татар (РНКАТ) РБ. Кроме РНКАТ, в Башкирии есть еще и не менее лояльный к власти Конгресс татар РБ, но роль этой организации гораздо скромнее.

О неформальных русских национальных движениях или организациях в Башкирии мало что известно, неясно также, какие из них действительно волнуют интересы русских, здесь живущих. Во времена этнократического правления Муртазы Рахимова, с начала парада суверенитетов до 2010-го были известны отдельные русские активисты, массовых «прорусских» акций не проводилось. С 2011 года русское движение в республике заметно активизировалось, в 2013 году был проведен многочисленный для Уфы Русский Марш. Однако из-за отношения к событиям «украинского майдана» в 2014 году из него вышли некоторые участники.

В русских движениях республики состоят представители различных этносов, политические убеждения и отношения к федеральным властям различны, порой диаметрально противоположны, однако на региональном уровне удалось достичь единодушия в вопросах преподавания русского языка, необходимости сохранения памятников архитектуры и истории, роли русского народа в истории региона и страны. Общей точкой для русского движения Башкирии является неприятие «майдана», общей памятной датой стало 2 мая 2014 года как величайшей трагедии. Сторонники иной точки зрения от публичного выражения своих воззрений воздерживаются. В предвыборной риторике «русский вопрос» не поднимался.

Наиболее сплоченным выглядит в Башкирии татарское национальное движение. Несколько организаций, от лояльных к властям всех уровней до ярко выраженных националистических, вполне мирно уживаются друг с другом, проводят общие мероприятия, посвященные вопросам сохранения языка и культуры, национального самочувствия татар в Башкирии, организации переписей населения и так далее. Представители татарского движения достаточно открыты и доброжелательны, не боятся называть свои имена и должности, мобильны, вместе с тем среди них существует строгая иерархия, привычка «действовать по команде», они, что называется, не любят «выносить сор из избы» и четко разграничивают своих и чужих.

Дети парада

Однако вся противоречивость и цветущая сложность «бушующей этничности» отразилась в многочисленных башкирских национальных и националистических движениях. При видимой многочисленности, однако, следует учитывать, что часть движений и организаций существуют только на бумаге, значительная доля организаций малочисленна, одни и те же активисты числятся сразу в нескольких организациях, одна организация может считаться подразделением сразу нескольких крупных сообществ.

Политические воззрения представителей башкирского национального (националистического) движения крайне противоречивы и переменчивы, отношение организаций и движений к властям разных уровней также на протяжение разных периодов было разным — лояльный к региональным властям официальный ВКБ позволял себе огрызаться и даже шантажировать федеральный центр, оппозиционные сегодняшней региональной власти на словах находятся вне политики, но при этом активно сотрудничают с представителями либеральной оппозиции и так далее.

Обилие башкирских движений объясняется наследием «рахимовщины» — экс-глава Башкирии и его подручные намеренно поощряли возникновение все новых и новых организаций и старательно закрывали глаза на их «антифедеральные» шалости. Союз Башкирской молодежи, например, прославился сжиганием макета Российского паспорта, захватом уфимского телецентра, срывом российского флага с общественного здания, сжиганием макета российского паспорта. Федеральному центру Рахимов внушал, что в Башкирии все стабильно и спокойно только благодаря его, Рахимова, личным заслугам, поэтому Москве не следует прислушиваться к критике рахимовского режима и что-то менять.

Искусственно взращивалось и чувство обиженности на «колонизаторов», это ощущение усиливалось разницей между уровнем жизни сельчан (значительная часть башкирского населения проживает в деревнях) и горожан, характерной для всей России. Башкирское движение получало финансовую подпитку и иные блага, передовая историческая наука республики изобретала все новые и новые доказательства «исключительности» и «древности» одних и «виновности» других, учителя в школах и вузах, лекторы на курсах несли эти доказательства в широкие массы. До поры до времени активисты националистических организаций были уверены в своей неуязвимости и безнаказанности, а политизированные граждане и гражданки упивались чувством превосходства.

Подавляющее большинство башкирского населения в республике о существовании этих организаций ничего не знало и деятельность их не поддерживало. Как бы ни старались убедить в обратном широкую общественность и власть немногочисленные политизированные башкирские националисты, факт налицо — с прекращением финансовой подпитки все эти движения и организации либо самораспустились, либо существуют только на бумаге. Необходимо отметить, что подобные процессы происходили не только в Башкирии, но и в других «национальных» регионах, в том числе и тех, где «титульное» население не составляло большинства.

Слияние башкирских националистов и либеральной оппозиции

В 2017 году в Башкирии возникает новая организация, претендующая захватить нишу ВКБ, именуется она Конгресс башкирского народа (КБН). За неполный год существования она запомнилась организацией несанкционированных митингов, попыткой сместить с поста генерального директора ГУП ТРК «Башкортостан» Рустема Зарафутдинова, громкими заявлениями о том, что в Башкирии якобы увольняют врачей «по национальному признаку», и агрессивным поведением сторонников КБН в социальных сетях. Последнее не случайно — при становлении новой организации всем ее членам было предписано завести странички в одной из соцсетей.

Пройдя регистрацию в ноябре 2017 года, КБН остается одной из самых закрытых «легальных» национальных организаций — у КБН отсутствует работающий сайт, в открытом доступе нет ни списка руководства, ни устава организации.

Новоиспеченная организация быстро нашла общий язык с либеральной оппозицией республики, обе стороны легко «поступились с принципами»: либералы забыли, что они против национализма и шовинизма, башкирские националисты запамятовали, что провозглашали традиционные семейные ценности. Поддались влиянию башкирского национализма и некоторые парламентские политические партии. Отринув лозунги интернационализма и рекомендации московского руководства КПРФ не педалировать региональные темы, башкирские коммунисты в лице главы рескома Юнира Кутлугужина участвовали совместно с либеральными оппозиционерами в несанкционированных «антихамитовских» митингах башкирских националистов против добровольного изучения башкирского языка. В противовес указанию Владимира Путина о недопустимости к принуждению изучения родных языков, националистами вынашивалась идея о проведение некоего референдума, который должен был обратить неотъемлемое право изучать родные языки в непреложную обязанность.

Что же объединило столь противоречивые движения? Ответ один — отторжение Русского мира и неприятие Российского государства и его устоев. Наиболее отчетливо это проявилось на выборах президента России — 2018.

Башкирские националисты и выборы президента

Как считает доцент БАГСУ Николай Евдокимов, в ходе избирательной кампании поднимался и национальный вопрос, он являлся одним из тех маркеров, по которым избиратели могли определиться со своим политическим выбором, хотя его значимость в ходе избирательной кампании не стоит преувеличивать. Разыграть национальную карту намеревались сами кандидаты и их штабы.

«Это началось ещё год назад, когда визит Алексея Навального в Уфу показал попытки оппозиционного политика заигрывать с местными национальными движениями. В ходе избирательной кампании такие же попытки предпринимались ещё рядом кандидатов. Так, Павел Грудинин высказался в пользу проведения референдума о необходимости изучения национальных языков, штаб Ксении Собчак поставил агитационную юрту. Но эти акции носили скорее формальный характер», — утверждает эксперт

Что немаловажно, ряд оппозиционно настроенных политических субъектов в самой республике намеревались использовать избирательную кампанию в своих интересах, с целью понизить легитимность региональной власти, в том числе «раскручивая» национальную тематику. По мнению ученого, это не дало никаких результатов.

«Дело в том, что ту часть общества, которую волнуют проблемы национальных отношений, очень сложно сегментировать с точки зрения предпочтений на грядущих выборах. Поэтому лидеры национальных организаций, пометавшись между разными политическими силами, пришли к решению не поддерживать никого из кандидатов. Это логично, так как избирательная кампания показала, что все кандидаты идеологически и организационно очень далеки от башкирских национальных организаций», — сделал вывод собеседник ИА REGNUM.

По мнению ряда экспертов, в ходе выборов «националистические организации были весьма неразборчивы в политических связях, заигрывая и с коммунистом Грудининым, и с либералом Ксенией Собчак, с «немцовцами» и «навальнистами». Единого кандидата у КБН не было, как не было и четкой позиции по самим выборам. По социальным сетям незадолго до выборов гуляло обращение неназванных «ветеранов башкирского движения» с призывом игнорировать выборы, такое же заявление, с повтором фраз и абзацев, фигурировало под подписью «башкирской и демократической общественности».

Исполнительный директор евразийского центра «Самрау» Константин Сафронов предположил, что башкирская национальная оппозиция захотела воспользоваться поводом выборов, чтобы опять начать шантажировать власть.

«Причина неудачи этих потуг — раскол в среде самих башкирских националистов. Ставка на языковой вопрос не сыграла — власть предприняла меры, которые выглядят вполне эффективными, а сама башкирская оппозиция кроме насильственного изучения языка никаких альтернатив предложить не может. Однако она по-прежнему пытается использовать национальный вопрос с целью расшатать ситуацию в республике. Это тупиковый путь, который оттолкнёт людей от башкирских национальных организаций. Часть их лидеров начинает это понимать, но внятной стратегии дальнейших действий нет», — подчеркнул эксперт.

От выборов до выборов

Каких-то внятных оценок по прошедшим выборам башкирские националисты не сделали. Отдельные сторонники из Казахстана распространяли в соцсетях лживое утверждение о том, что якобы «основная масса населения Башкортостана и башкир, проживающих по всему миру, — полностью проигнорировала выборы 18 марта 2018 года», никто не поспешил опровергнуть эту нелепицу, другой информации по оценке итогов выборов не последовало.

По мнению экспертов, наступившее затишье может смениться имитацией бурной деятельности в связи с предстоящими выборами в Госсобрание Башкирии, которые состоятся осенью этого года. В конце марта КБН, сторонники которого предлагали игнорировать президентские выборы из-за их «нечестности», тем не менее собрался продвинуть своих представителей в региональный парламент и муниципалитеты, продолжая не показывать в открытом доступе свой устав и руководство. Активисты других, в том числе и незарегистрированных, башкирских движений заявили, что их представители намерены участвовать в выборах. При этом ни одна из организаций не назвала ни одного конкретного кандидата.

«КБН, проявлявший активность летом — в начале осени 2017 года, зимой впал в спячку и даже не изыскал денег, чтобы продлить работу своего официального сайта. Очевидно, что всплеск активности был вызван слухами о грядущей отставке главы Башкирии Рустэма Хамитова, так как слухи не оправдались, работа была свёрнута. Сейчас в связи с грядущими осенью выборами башкирские националисты снова оживились. Но если в прошлом году их основная стратегия была в раскачивании ситуации в межэтнической сфере, чтобы показать слабость властей, то теперь требуется какая-то позитивная программа, однако на данный момент она всё больше сводится к обещаниям раздачи возможных постов и преференциям для этнических башкир», — считает уфимец Константин Кузнецов.

По мнению ряда общественников, из-за того, что башкиры не составляют относительного большинства в республике, для достижения даже небольшого успеха башкирским национальным движениям необходима консолидация с представителями других этносов, но к этому башкирские националисты не готовы.

«Открытый и системный диалог по вопросам исторической и культурной памяти, языковых, образовательных стандартов между национальными движениями, представляющими народы, проживающие в республике, желателен, но едва ли сейчас возможен. Проблема здесь в популярности среди части башкирской общественности негативистских тезисов об «угнетающей империи» по отношению к России и «потомках колонизаторов» применительно к русскому населению республики, а также в самом кризисе официальных национальных движений, порожденном излишним администрированием со стороны государственной власти», — отметил политолог Евгений Беляев.

Политолог Кирилл Зотов высказал мнение, что перспектив у националистов в межнациональных республиках нет.

«Башкирские национальные активисты не смогут спекулятивно политизировать этнокультурные аспекты. Федеральный центр четко показал, что не позволит конвертировать культурно-просветительские вопросы в предмет политического торга. И дело здесь не в пресловутом закручивании гаек, которым у нас так любят пугать представители либеральной общественности. Дело в последовательной политике Москвы на развитие российской государственности и основ идентичности», — убежден эксперт.

«Полагаю, что башкирские активисты мыслят ошибочными, анахроничными для современной политической системы категориями. Парадигма «титульного этноса» и попытки этнической мобилизации в многонациональной Башкирии вызывают лишь настороженное отношение многонационального большинства и, соответственно, формируют в обществе негативное отношение к попыткам политизировать этнокультурные вопросы. Надо ли говорить, что федеральный центр также крайне настороженно воспринимает такие акции», — солидарен с данным мнением политолог Дмитрий Михайличенко.

Эксперт международной Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов EAWARN Ильдар Габрафиков отметил, что некоторые члены КБН «пытаются свои личные проблемы преподнести как проблемы «народа», часть из них так и не смогла смириться с утратой статуса, которую имела в прежние годы, маскируя лозунгами собственную профнепригодность».

«Межэтнического напряжения в Башкирии нет, а вот определенные люди, которые присвоили себе право выступать от имени народа, пытаются эту самую напряженность создать. Они сами, возможно, до конца не осознают, что играют с огнем и выполняют заказ жаждущих реванша элит», — подытожил собеседник ИА REGNUM.