В Башкирии разрешили называть башкир «малым народом»?

В судебном заседании размахивали флажками. Переводчик скучал

16 февраля судья Уфимского районного суда Алексей Кузнецов вынес решение по резонансному делу «о башкирах как малом народе». Как сообщили ИА REGNUM присутствовавшие на судебном заседании общественники, судья принял решение оставить исковые требования истицы без удовлетворения.

Казус белли

Поводом для иска послужила радиопередача от 9 июня во время дебатов на тему изучения башкирского языка в школах республики. Общественница и блогер Галина Лучкина в своем выступлении употребила выражение «язык малого народа», которое относилось к башкирскому языку, из чего сложилось представление, что Лучкина назвала башкир малым народом.

В сентябре 2017 года одна их жительниц Сибая решила, что выражением «язык малого народа» Лучкина «унизила все башкирское население республики» и всех башкир планеты, ею был подан иск о защите чести и достоинства в Уфимский районный суд по месту жительства ответчицы. Первое заседание состоялось в октябре 2017 года.

Реакция общественности

Начавшийся процесс был интересен в основном общественникам, интересующимся национальной политикой, проводимой в Башкирии, а также родительской обшественности, неравнодушной к теме преподавания башкирского языка русскоязычным школьникам.

Некоторая часть башкирских националистов поддержала истицу, при этом поведение её сторонников можно было расценивать как излишне экспансивное, в соцсетях даже предлагалось «депортировать» ответчицу. Значительная часть умеренных башкирских общественников от публичного обсуждения иска отказалась.

Сторонники ответчицы недоумевали и приводили примеры различного использования выражения «малый народ». Например, тема одного из уроков музыки для учащихся 4-го класса звучит как «Музыкальная культура малых народов Башкортостана», и малыми народами названы украинский, армянский и белорусский этносы.

Политолог Евгений Беляев предположил, что «истец в своем заявлении употреблял категорию «малый народ» в контексте социальной теории Огюстена Кошена, при этом данная доктрина представляет интерес для политологов, но не может считаться юридическим документом».

Многие сторонники Галины Лучкиной сошлись во мнении, что выражение «малый народ» не относится к оскорбительным словам, не носит негативой оценки, поэтому восприятие самой истицей указанных слов как оскорбительных не влечет административно-правовых последствий.

Суд: переводчик не понадобился

По словам очевидцев, судья относился к истице с должным уважением. По настоянию истицы в судебном заседании было организовано участие переводчика на случай, если кто-либо из выступающих захочет говорить на башкирском языке. Ни одного желающего так и не нашлось.

Судья счел уместным и использование группой поддержки символики в виде флажков организации «Башкорт», которыми во время прения сторон размахивали женщины разного возраста.

Защита ответчицы предпочла не вдаваться в филологические тонкости, а заявила, что жительница Сибая «является ненадлежащим истцом», так как в «иске приводится высказывания ответчика, в которых упоминание истца напрочь отсутствует».

Сторона обвинения предъявила свидетельство о рождении истицы, был заслушан ряд экспертных заключений, касающихся численности башкир и целесообразности преподавания башкирского языка, являющегося, по мнению выступавших, «языком межнационального общения».

Сторона защиты предпочла не ввязываться в полемику. После совещания, продлившегося около получаса, судья вернулся в зал суда и огласил свое решение: оставить исковое заявление без удовлетворения.

Послесловие:

Ответчица Галина Лучкина выразила сдержанное удовлетворение.

«Я всегда говорила и говорила ровно то, что недавно сказал в Йошкар-Оле 20 июля президент страны о добровольности преподавания неродных языков. 22 января этого года Владимир Путин также говорил на встрече со школьниками о языках малых народов. Раздувать конфликт, высосав его из пальца, могут только те, кто хочет конфликтов. Кому это выгодно? Кто это поддерживает? Вот о чем надо задуматься», — отметила общественница.

Политолог Евгений Беляев заявил, что «суд принял единственно верное решение, так как сам иск носил абсурдный характер».

Жительница Сибая, чей иск был отклонен, в соцсетях обвинила судью в «поддержке экстремизма» и выразила убежденность, что произошедшее «наглядно для Кремля, мировой общественности и Евразийского сообщества».

«Всё это было бы смешно, если бы в группе поддержке истицы, состоящей примерно из 15 человек, не находились преподавательницы вузов и лица, претендующие на роль лидеров общественного мнения. Чему они научат и на что вдохновят нашу молодежь?» — поделилась впечатлением одна из уфимских студенток, присутствующая на заседании.