Проблема вампира средней полосы: почему зритель не понял новую оперу

Пермский зритель в массе своей отверг «Носферату» не потому, что он ретроград по своей сути и не приемлет ничего нового. Это не так. Он отверг ее потому, что не желает принять те смыслы, которые несет в себе данное произведение

Опера «Носферату» композитора Дмитрия Курляндского, снискавшая положительную оценку некоторых критиков, не встретила зрительского понимания. В чем причина такого неприятия, рассказывает корреспондент ИА REGNUM Антон Исаков.

Недовольную публику, которая сподобилась лицезрения очередного шедевра в руководимом Теодором Курентзисом Пермском театре оперы и балеты, можно понять. И пусть утонченные рецензенты обвиняют зрителей в косности, репрессивности традиционной культуры и неприятии по религиозно-мифологическим соображениям. Но ларчик открывается значительно проще, так же, как прост и незатейлив основной посыл этого псевдоавангардного произведения.

Действо на сцене несет в себе дух пустоты, смерти и обреченности. Для того чтобы вдохновляться им, сочувствовать ему, нужно обладать определенным психологическим строем, который позволяет человеконенавидеть без внутреннего отторжения. Курентзис, ответственный за выбор темы, на телеканале «Культура» спокойно заявляет:

«В мире за три тысячи лет не произошло никакого прогресса».

Но если этот тезис верен, то стоит только порадоваться обреченности смерти всего ничтожного дурачья, именующего себя человечеством. К счастью, умонастроения публики — во всяком случае, российской — достаточно здоровы для того, чтобы не аплодировать лозунгу испанских фашистов «Да здравствует смерть!».

Читайте подробности: Черные боги Теодора Курентзиса

Рекомендуем также другие статьи Антона Исакова о культуре и обществе.