«Экономия на горожанах»: содовый завод в Башкирии отказался от своего ДК

На различные имиджевые проекты компания тратит в разы больше, чем на содержание Дворца культуры

В Стерлитамаке (Башкирия) культурно-досуговый центр «Сода» с 1 января 2018 года лишается финансовой поддержки Башкирской содовой компании (БСК). Как считают опрошенные ИА REGNUM эксперты, данное решение может негативно повлиять на общественное мнение горожан в отношении БСК «Сода» и сказаться на ее имидже в дальнейшем.

О полном прекращении финансовой поддержки со стороны БСК культурно-досуговый центр (более известный как ДК «Сода») сообщил 30 ноября нас своем официальном сайте. Руководство ДК «Сода» обратилось к горожанам с просьбой о помощи:

«Наш дворец — одно из старейших учреждений культуры города, и в следующем году должен отметить 65-летний юбилей. С 1 января 2018 в связи с полным прекращением финансовой поддержки связи с этим у нас возникают «бытовые» проблемы, связанные с содержанием нашего здания и оплатой коммунальных услуг. Мы хотим сохранить свою творческую индивидуальность, свои творческие кружки и студии, свои творческие проекты, свой коллектив».

«Сода» и её ДК: 300 тыс. для полного счастья

Как вспоминают жители города, первую продукцию Стерлитамакский содовый завод дал в марте 1945 года, в начале 50-х завод начал строительство своего ДК, открытого в 1953 году. И всё это время содовый завод поддерживал клуб.

«Сегодня ДК Сода с внешней стороны неплохо отреставрирован, он удачно вписывается в этот микрорайон, застроенный домами-сталинками. Говорят, и в сквере рядом с ДК раньше в сквере стоял памятник Сталину. Рядом в парке собираются пенсионеры, ветераны труда, обсуждают вопросы политики и все что с этим связано. ДК — это своеобразное общественное место», — рассказал житель города Денис Попов.

Позже содовый завод стал производственным объединением «Сода», затем — ОАО «Сода» и наконец в 2013 году ОАО «Сода» вошло в АО «Башкирская содовая компания». Дворец культуры по инициативе БСК перестал быть подразделением компании и превратился в автономную некоммерческую организацию Культурно-досуговый центр (КДЦ) «Сода».

"При реорганизации «Соды» в БСК нас уверяли, что в области «социалки» ничего не изменится, дети как ходили в кружки и секции при ДК, так и продолжат ходить, но за время автономного плаванья мы убедились, что изменения не заставили себя ждать. В 2015—2016 годах, к 250-летию города, БСК отремонтировала КДЦ, потратив на ремонт несколько миллионов рублей, но помощь понемногу сокращалась, и теперь мы поставлены перед фактом: поддержка прекращается», — сетуют стерлитамакцы.

В бездействии и иждивенческих настроениях коллектив «Соды» упрекнуть нельзя.

«Мы не нахлебники и не лентяи. У нас проходит большое количество разнообразных мероприятий от концертов классической музыки до детских спектаклей. Мы и сами зарабатываем на платных услугах. Но наш заработок не покрывает всех расходов. Много вкладываем в само здание. Чтобы выжить, нам необходимо ежемесячно дополнительно зарабатывать по 300 тыс. рублей в месяц помимо тех доходов, которые мы уже имеем», — утверждают сотрудники ДК.

Никакой трагедии?

Для Стерлитамака это не первый ДК, попавший в трудное положение. Каждое учреждение находило разные выходы: ДК Химиков стал Башкирской филармонией, ДК железнодорожников превращён в торговый центр. В тоже время несколько ДК, стоявших на отшибе, пребывают в заброшенном виде. Поскольку ДК «Сода» находится на бойком месте, участь руин ему не грозит.

«Одним их выходов было бы превращение ДК в Дворец детского и юношеского творчества бюджетным финансированием, в худшем вариантом станет превращение ДК в очередной торговый центр», — предполагают жители Стерлитамака.

Больше всего о ДК беспокоятся или пенсионеры, или семьи с детьми, посещающими кружки и студии, представители молодежи и люди среднего возраста, чьи дети уже выросли, особого волнения не проявляют:

«Никакой трагедии нет, если нет соответствующего запроса, учреждение культуры должны закрываться. Это ведь не только в Стерлитамаке, не только в Башкирии, это по всей России так: где-то строятся новые культурные учреждения, где-то закрываются. Нужно искать новые форматы, новые пути, новых спонсоров — если культурные услуги востребованы, они будут оказаны».

«То есть как это никакой трагедии? Кроме высоких духовных целей, есть и более практические задачи — пусть лучше дети занимаются в ДК, чем принимают наркотики в подъездах», — возражают оппоненты.

Ситуация в Уфе

В качестве относительно удачного примера перехода учреждения культуры от одного собственника к другому можно привести преобразование ДК «Химик» после окончания договора аренды с ОАО АНК «Башнефть». «Химик» с 2008 года находился в аренде ОАО «Уфанефтехим», вошедшего в «Башнефть» в 2012 году.

«Башнефть» поддерживала дворец материально, а также выплачивала зарплату культработникам. Такая нагрузка оказалась непосильной, и заключенный на пять лет социальный контракт, срок которого истёк 18 мая 2013 года, не был продлён. «Химик» перешёл на баланс муниципалитета и приобрел статус муниципального бюджетного учреждения «Городской культурно-досуговый центр.

«Часть сотрудников уволилась, мы несколько проиграле в зарплате, но глобальной катастрофы не произошло, «Химик» продолжает оставаться очагом культуры», — отметили в учреждении.

Список можно продолжить. Дворец культуры ОАО «Уфаоргсинтез» также был переведен в муниципальную собственность и превратился в Городской Дворец культуры, ДК «Юбилейный» превратился в Дворец молодежи Башкирского государственного аграрного университета, ДК «Нефтяник» — ГКЗ «Башкортостан». Однако часть ДК перестала быть учреждениями культуры — например, ДК Калинина, единственный ДК в 100-тысячном микрорайоне Инорс,

«Стерлитамак не Уфа, в Уфе другое финансирование, другая заполняемость. Без поддержки БСК ДК «Сода» обречен на прозябание и медленную смерть. К тому же ДК «Сода» старше большинства уфимских ДК, и затрат на содержание квадратного метра больше», — настаивают на своем жители Стерлитамака.

Репутационные потери и недовольство горожан

С этой точкой зрения согласен ряд опрошенных экспертов. Как считает политолог Николай Евдокимов, модель взаимоотношений между властью и бизнесом в современной России предполагает, что крупный бизнес, тем более градообразующие предприятия, берут на себя часть социальной нагрузки, которая не по силам муниципалитетам. Тем самым бизнес выполняет важную социальную функцию, а власть получает возможность потратить освободившиеся средства на другие социальные программы.

«В данном случае, на лицо нарушение этой негласной договорённости, что, безусловно, вызовет раздражение властных структур. Позиция БСК, во многом, вызывающая. Едва ли расходы на содержание дворца культуры серьёзно напрягают бюджет предприятия. Это ведь не футбольная команда. В то же время, и с хозяйственной точки зрения данная ситуация для БСК не очень выгодна, так как может породить слухи о тяжёлом финансовом положении предприятия», — полагает эксперт.

Политолог Дмитрий Михайличенко уверен, что масштаб БСК «Сода» явно не предполагает такие имиджевые издержки, которые она может получить, избавившись от финансирования ДК в Стерлитамаке:

«На различные имиджевые проекты компания тратит в разы больше, что далеко не всегда находит понимание у местных жителей. Если все-таки «Сода» откажется от финансирования дома культуры, это понизит ее имидж социально ответственного предприятия и создаст некоторые трения во взаимоотношениях с муниципальной и республиканской властью. Очевидно, что «сэкономленные» на горожанах средства этого не стоят».

«Сегодня фактически все крупные коммерческие предприятия, работающие в Башкирии, стараются наоборот сохранить свою социально ориентированную направленность. Тем более коммерческие структуры, которыми могут быть недовольны некоторые экологические организации, на мой взгляд, должны быть еще больше заинтересованы в продвижении позитивного образа. В данном же случае жители муниципалитета и многие семьи работников БСК могут воспринять произошедшее неоднозначно», — заключил политолог Дмитрий Казанцев.

Открытый финал

Эти мнения перекликаются с высказываниями простых стерлитамакцев.

«Культура нашему городу не нужна. А БСК перестала помогать, потому, что сама еле дышит», — сделала вывод пользовательница соцсетей Анна Фёдорова.

Коллектив «Соды» надеется на лучше, пытается сдать в аренду несколько комнат, проводит родительское собрание с надеждой найти спонсоров и проводит новогодние вечера — цена входного билета 1,5 тыс. рублей. Напитки с собой.