Плюсы и минусы кремлёвских новаций для регионов и губернаторов

Новая шкала оценок деятельности региональных властей в среднесрочной перспективе позволит несколько уравновесить и унифицировать стилистику регионального управления

В новых критериях оценки эффективности деятельности губернаторов много неясного, но для таких регионов, как Башкирия, нет особых причин для беспокойства. Как считают опрошенные ИА REGNUM эксперты, предлагаемые параметры больше подходят под «губернаторов-технократов», от которых требуется эффективная реализация федеральных установок.

Подписанный президентом Российской Федерации Владимиром Путиным указ устанавливает критерии оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти России. Отныне главы субъектов Федерации ежегодно до 1 октября года, следующего за отчетным, должны предоставлять в правительство Российской Федерации доклады о фактически достигнутых значениях показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти регионов РФ, а также их планируемых значениях на 3-летний период.

Читайте также: Путин установил новые критерии эффективности работы губернаторов

Указ президента устанавливает показатели, по которым будет оцениваться деятельность органов исполнительной власти субъектов Федерации, среди них ожидаемая продолжительность жизни при рождении; реальные располагаемые доходы граждан; коэффициент доступности жилья; коэффициент миграционного прироста; уровень преступности; динамика валового регионального продукта на душу населения; объем инвестиций в основной капитал (кроме бюджетных средств и инвестиций в добывающие отрасли) на душу населения; объем налогового дохода консолидированного бюджета субъекта РФ на душу населения, скорректированный на индекс бюджетных расходов; отношение объема государственного долга субъекта РФ по состоянию на 1 января года, следующего за отчетным, к общему годовому объему доходов бюджета региона; доля просроченных кредиторских задолженностей в расходах консолидированного бюджета региона; уровень безработицы.

Показатели ориентированы на губернаторов-технократов

Политолог Ярослав Игнатовский считает, что нововведения направлены на повышение эффективности регионального управления и должны стимулировать губернаторов на более тщательный подбор кадров. При этом неясно, в какой мере учитывались пожелания губернаторского корпуса при составлении этого перечня, а некоторые вводимые критерии не совсем понятны.

«Например, неизвестно, как региональная власть будет влиять на показатель «ожидаемая продолжительность жизни при рождении». Если говорить про показатель «коэффициент миграционного прироста» — то тут надо учитывать, что увеличение числа мигрантов в субъекте, как правило, пропорционально количеству строящихся объектов, объектов общепита. Развитие этих секторов всегда важно для экономики региона», — отметил эксперт.

По многим критериям высокие показатели зависят от того, как выстроены отношения с теми же структурами правительства.

«Можно сказать, что эти показатели ориентированы на губернаторов-технократов нового поколения. Сейчас от губернаторов требуется комплексная работа по улучшению социально-экономической ситуации в целом, хотя определенную асимметрию преодолеть пока не получится. Но все цифры в голове надо держать тщательно», — сделал вывод Игнатовский.

Для политолога Дмитрия Михайличенко представляется очевидным, что федеральный центр беспокоит социально-экономическое положение регионов, «некоторые из которых вообще находятся в преддефолтном состоянии».

«Сейчас мы видим, что зона ответственности губернаторов расширяется. Впрочем, множество критериев не свидетельствует о том, что руководители субъектов федерации получат прозрачные и четкие критерии своей профессиональной деятельности. По многим показателям регионалы зависят от федералов, а сверхцентрализованная модель управления по-прежнему сохраняется в современной России», — утверждает эксперт.

«Предлагаемая шкала в среднесрочной перспективе позволит несколько уравновесить и унифицировать стилистику регионального управления. Очевидно, что предлагаемые параметры больше подходят под «губернаторов-технократов», от которых требуется эффективная реализация федеральных установок. Такие критерии, как недопущение выхода внутриэлитных конфликтов на федеральный уровень, снижение социального недовольства и протеста также остаются в ведении губернаторов, но по понятным причинам в указе президента они не прописаны», — выражает свою точку зрения Михайличенко .

Власть обеспокоена эффективностью управленческих решений

Политолог Николай Евдокимов придерживается мнения, что вышедший указ президента об оценке эффективности деятельности исполнительных органов власти регионов — явное свидетельство того, что Кремль недоволен тем, как на местах исполняют решения федеральной власти, недоволен эффективностью управленческих решений в регионах.

«Вместе с тем критерии, предложенные Москвой, отчётливо дают понять, что власть в первую очередь интересует качество жизни граждан. Именно социальные критерии оценки эффективности вынесены на первый план. Стоит отметить, что едва ли сейчас найдётся регион, который полностью может быть доволен состоянием дел в социальной сфере», — рассуждает политолог.

По словам эксперта, сам указ, равно как и предложенные критерии, можно оценивать положительно.

«Единственное опасение, которое в связи с этим возникает — это возможные приписки. Кроме того, следует иметь в виду, что регионы изначально находятся в неравном социально-экономическом положении, у них просто разный потенциал. Как будет решаться этот вопрос, тоже не совсем ясно. Полагаю, что правильно было бы учитывать не только текущие показатели, но и динамику», — заключил собеседник агентства.

По мнению политолога Дмитрия Казанцева, федеральный центр обозначил оптимальное число именно социально-экономических критериев эффективности региональных властей.

«Даже при фактическом увеличении их в два раза, это вполне умеренная цифра в сравнении с тем же 2012 годом, когда таких параметров было порядка 400. На мой взгляд, основная задача нынешней оценки управленческой компетенции — это фокусировка внимания глав субъектов РФ на решении актуальных экономических проблем и повышении социального самочувствия граждан. Своевременность таких планов коррелирует и с предстоящим электорально значимым периодом для Кремля — президентскими выборами», — подчеркнул эксперт.

Некоторым регионам введение новых критериев не сулит каких-либо заметных сюрпризов и неприятностей. «В таких условиях, например, для Башкирии, как экономически благополучного региона с устойчивым ростом ВРП и минимальной долговой нагрузкой перед федеральным центром, новая конфигурация не несет в себе чего-то совершенно нового. Так, в рейтинге инвестклимата за прошлый год республика заняла 13-е место, поднявшись на семь позиций. По уровню госдолга Башкирия в этом году условно в «зеленой зоне» на 16 месте из 85 субъектов РФ, а уровень безработицы в регионе по методологии МОТ снизился до 5,5% (в 2016 году он составлял 6,1%)», — констатировал политолог.

Плюсы и минусы

Не смущает количество показателей и экономиста Константина Кузьминых.

«Чем качественнее будет оценка эффективности деятельности органов исполнительной власти, тем шире «картина региона». Увеличение критериев и их взаимосвязь покажет самочувствие региона в целом. Дисбаланс в показателях поможет быстрее найти эффективные решения и гармонично их использовать на благо регионов и России. Больше критериев, значит, проще консолидировано оценивать и управлять», — считает эксперт.

Кроме плюса для централизации управлении (открыто «держать руку на пульсе»), в новых показателях можно найти плюсы непосредственно для граждан и инвесторов, которые будут оценивать, где хорошо и что хорошо, что окажет влияние на межрегиональную миграцию и инвестиционную привлекательность.

«Так как оценка планируемых показателей исполнительной власти регионов России заложена на 3-летний период, можно будет оценить не только разумность планов, но и их исполнение, а значит, и плановые значения будут прорабатываться более тщательно. Если к этому достичь увеличения инновационной активности на местах в регионах и определиться с системой эффективного формирования интеллектуального капитала, Российская Федерация начинает меняться», — надеется экономист.

Но все эти положительные моменты омрачаются спорными решениями.

Например, правительственный закон, позволяющий субъектам РФ самостоятельно устанавливать размер ставки налога на движимое имущество, может крайне неблагоприятно сказаться на экономическом развитии регионов. Как ранее сообщало ИА REGNUM, поправки в Налоговый кодекс РФ обязывают регионы вводить налог на движимое имущество и устанавливают максимальную ставку по нему — 1,1%. Ставка будет действительна в течение всего 2018 года, затем ее, по решению региона, можно будет повышать до 2,2%. Госдума приняла закон в третьем чтении на пленарном заседании 16 ноября. Из-за этого закона регионам придется вводить налог на имущество по максимальной ставке, потому что если они максимальную ставку не установят, то Минфин не компенсирует выпадающие доходы. Кроме того, при отказе устанавливать максимальную ставку регионы также могут лишиться возможности получать межбюджетные трансферты. Парламентарий предполагает, что Минфин откажет таким регионам в выплатах из госбюджета из-за неполного использования ресурсов по повышению доходов в свой бюджет.

«В преддверии выборов президента Российской Федерации это выглядит экономически и политически настораживающе. Понятно, что регионам сейчас нелегко и курс развития России консервативен, но «удар» возьмут на себя в основном предприятия с высокомобильными основными фондами. Налог на движимое имущество в размере 1,1%, а в дальнейшем 2,2% затормозит рост и без того слабых показателей модернизации оборудования и развития инновационных технологий. Есть опасения, что в конечном итоге могут понести убытки и потребители, так как эти расходы будут включены при производстве и использовании тех же автомобилей, станков, оборудования и современной техники», — резюмировал экономист.