Восемь фактов об истории торговли России со среднеазиатскими соседями

Торговым связям в этом направлении, установившимся после окончания вооруженных конфликтов, уже больше 250 лет

История любого периода состоит не только из описаний действий царей и ханов, их войн, а также революций и переворотов. В жизни человека любой эпохи значительную часть занимают повседневные бытовые вопросы, связанные прежде всего с экономикой, особенно торговлей. При этом исследования торговых отношений России с Азией менее популярны, чем все, что связано с «окном в Европу». Из чего же складывалась торговля России с государствами, находившимися на территории современного Казахстана и Средней Азии? В качестве источников были использованы «Военно-статистическое обозрение Российской империи» 1837−1854 годов издания и классический труд А. И. Левшина «Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей» 1832 года.

1. Одной из главных проблем экономики сначала Московского княжества, а затем и России было отсутствие собственных золотых и серебряных рудников. В результате власти были вынуждены использовать иностранные монеты — серебряные ефимки и золотые лобанчики. Своими у княжества были только медные монеты, курс которых по отношению к серебру регулировался административно. Этот недостаток и неудачные попытки его смягчить привели в 1662 году к знаменитому «Медному бунту». Россия, постоянно закупающая в Европе товары и нанимающая там же солдат, нуждалась в собственных золотых и серебряных монетах, которые были бы легитимны и принимались везде. Предложить наемнику из Франции в качестве оплаты 10 бочек меда было нельзя. И тут особое значение приобретала торговля с Ираном и Средней Азией: можно было получить не только драгоценные металлы и камни, но и товары для перепродажи.

2. В это же время среднеазиатские государства, а в частности Бухарское ханство и затем Бухарский эмират, несмотря на то, что времена расцвета региона давно прошли, все равно оставались довольно богатыми. В частности, регулярно чеканили серебряные таньга и золотые тилла или ашрафи. Кроме того, в Средней Азии постоянно ходили индийские рупии и персидские риалы, не говоря уже про слитки серебра, которые были в ходу у казахов и киргизов. Также они и сами добывали на Памире и Тянь-Шане драгоценные камни. Их же закупали в Индии вместе с тканями и ювелирными изделиями. В общем, это был торговый партнер, который мог поставить товары не только для потребления внутри России, но и для выгодной перепродажи русскими купцами в Европе.

Читайте также: Семь интересных фактов о ярмарках в дореволюционном Казахстане

3. Если говорить о маршрутах торговли, то сначала среднеазиатские купцы использовали иранский маршрут: персы из Северного Ирана плыли в Астрахань, а потом по Волге добирались до Нижнего Новгорода и Москвы. Среднеазиатские купцы шли караванами до Мангышлака и там садились на корабли, плывя до Астрахани и повторяя путь иранцев. Как только в степи стало безопасней, стали работать Оренбургская, Ирбитская и Коренная ярмарки, хивинцы и бухарцы начали отправлять в большом количестве и обычные караваны, не боясь нападений грабителей. Торговцы ехали до Оренбурга, где походили таможню и продолжали путь по России. Сколько их было? К примеру, в 1842 году из Хивы пришло 1818 верблюдов с поклажей, из Бухары — 8084, а из Ташкента 171, то есть всего 10 073 верблюда, несших 2 578,7 тонны поклажи. Для наглядности, если б этих верблюдов поставили друг за другом, то получившийся караван достиг бы 40 километров в длину.

4. В Россию из Хивы, Бухары и Ташкента привозили хлопчатобумажные ткани, шелк, кашемировые шали, бирюзу, корень марены красильной (крапп), каракуль, ковры, индиго, рис, сухофрукты, цитварное семя (цветки полыни цитварной). Взамен купцы закупали сахар, позумент, сукна и ткани, изделия из чугуна и железа, медные и оловянные изделия, табак, кошениль. Надо отметить, что фактически всегда сальдо торговли было положительным для среднеазиатских купцов, а таможенные платежи — низкие. Дело в том, что таможенные пошлины взимались только с русских купцов, и то небольшие. Торговля в целом была крайне выгодна для обеих сторон.

Оборот азиатской торговли по Оренбургскому таможенному округу с 1840 по 1848 год

Год

Привоз в Россию товаров на сумму, рублей серебром

Вывоз из России, рублей серебром

Сальдо торговли, рублей серебром

Таможенные доходы

Товарами

Монетой

Всего

1840

1 009 773

513 181

322 775

835 956

173 817

139 414

1841

1 625 739

690 502

251 798

942 300

683 439

250 452

1842

1 158 030

518 078

74 547

592 625

565 405

174 323

1843

539 988

383 117

50 034

433 151

106 837

96 352

1844

447 823

604 850

45 714

650 564

202 741

100 737

1845

856 307

542 757

188 075

730 832

125 475

126 275

1846

918 629

639 098

111 316

750 414

168 214

150 853

1847

903 301

519 376

256 160

775 536

127 765

113 309

Всего за период

7 459 590

4 410 959

1 300 419

5 711 378

2 153 693

1 151 715

В среднем за год

932 449

551 370

162 552

713 922

269 212

143 964

5. Отдельно можно выделить торговлю с казахами. В отличие от торговли со среднеазиатскими купцами казахские товары перерабатывались в Оренбурге и его окрестностях, максимум в Самаре, а дальше уже везли продукты переработки — шерстяные ткани и сало. Основным товаром были овцы, в дополнение к которым шли козы. Гораздо меньше продавали лошадей и коров. По всей видимости, это объяснялось просто: овцы гораздо быстрее размножаются. В среднем за год продавали скота на 657 026 рублей серебром, что представляло довольно значительную сумму (ассигнациями было в пять раз больше). Лошади стоили 10−36 рублей, коровы от 4 рублей 30 копеек до 14 рублей, бараны от 1 рубля 70 копеек до 3 рублей 15 копеек серебром (цены Ханской ярмарки).

Таблица покупки скота у казахов на Оренбургской и Уральской линии

Год

Лошадей

Крупного рогатого скота

Баранов

Козлов

Верблюдов

Стоимость, рублей серебром

1840

1 543

3 888

253 458

4 069

14

466 402

1841

1 697

6 508

365 300

4 606

464

679 577

1842

1 675

6 379

395 165

3 248

103

773 867

1843

3 117

7 452

427 721

2 138

0

848 784

1844

2 400

4 843

375 486

1 076

69

664 886

1845

1 871

6 830

300 029

810

284

574 654

1846

2 535

5 026

330 204

1 911

78

578 818

1847

2 286

5 828

319 064

4 815

29

669 216

Всего за период

17 124

46 754

2 766 427

22 673

1 041

5 256 204

В среднем за год

2 141

5 844

345 803

2 834

130

657 026

6. Ниже на графике можно посмотреть количество баранов, которые были выменяны в Оренбурге казахами — сначала с 1745 по 1820 год, а затем с 1840 по 1847. Заметен общий тренд на увеличение торговли: стали стабильно продавать более 300 000 баранов в год (в целом по всей границе в начале XIX века продавали до полумиллиона голов разного скота в среднем). Надо отметить, что до 1745 года торговли в принципе не было — была фаза постоянного вооруженного противостояния казаков и башкир с казахами. Затем противостояние сменилось торговлей. В итоге торговля стала настолько интенсивной, что, по мнению известного казахстанского историка Радика Темиргалиева, именно конкуренция с Оренбургом, а не джунгарские набеги, привели к краху сырдарьинские казахские города. В дальнейшем объем торговли увеличивался, но не столько в самом Оренбурге, сколько по всей границе и внутри казахской степи, где начинают работать собственные ярмарки. Надо отметить, что в то же время шла торговля и с казахами Букеевской Орды, и там количество продаваемого скота было примерно то же самое, что и в Оренбурге, то есть только казахи Младшего жуза продавали не меньше миллиона голов скота ежегодно, а чуть позже в торговлю включились и казахи Среднего жуза, которые были еще богаче.

7. Казахи в Оренбурге и в других городах или на ярмарках продавали кроме скота следующие товары: кожи сырые, овчины, шерсть овечью и верблюжью, козий пух, сало курдючное, каракуль, шкуры диких животных (зайцев, лис, волков, сурков, корсаков, хорьков), кошмы, текеметы и сырмаки (войлочные ковры), ковры, упряжь и седла, сайгачьи рога. Взамен они покупали сундуки, посуду, железные и чугунные изделия (котлы), зеркала, сахар, чай, ткани, позумент, юфть (выделанную кожу), табак, хлеб и еще некоторые скобяные изделия и мануфактурные товары.

«Все товары сии, исключая весьма немногие, обыкновенно бывают собственно русские, и большая часть оных не идет от нас никуда в Европу. Сообразим замечание сие с числом скота и разных произведений скотоводства, получаемых нами от киргиз-казаков, потом повторим, что до учреждения Оренбургской линии киргизы не имели никаких постоянных торговых сношений с русскими и, наконец, спросим: «Подлежит ли сомнению польза, получаемая Россиею от установления связей с казачьими ордами?» Какой другой народ доставил бы нам в таком же большом количестве произведения, вымениваемые нами теперь у них? И кто взял бы от нас все те товары, которые мы ныне им отпускаем?» — писал Левшин.

8. Интересно, что, несмотря на то, что прошло уже 250 лет, в целом схема торговли сохранилась. Вместо караванного пути в 1888—1906 годах была построена железная дорога Оренбург — Ташкент, и Оренбург до сих пор является крупнейшим хабом восточнее Волги для фруктов и овощей. К Оренбургу построено шоссе «Западная Европа — Западный Китай». На месте, где хивинские и бухарские купцы грузились на корабли в Астрахань, построены порты Форт-Шевченко, Актау и Курык. Да и набор товаров с учетом технического прогресса тоже не сильно изменился, вот только вместо природных красок идет природный газ.

Читайте также: 10 фактов о местном самоуправлении у казахов Российской империи