Какой «узел» не может развязать глава Чувашии: заседание правительства

У власти накопилось много претензий к проектантам, которых глава Чувашии призвал привлекать к уголовной ответственности

В Чувашии за последние годы ни один крупный социальный объект не был построен «без претензий к проектантам», в том числе сталкиваются «с вопиющими фактами». Власти продолжают плодить нормативно-правовые документы, чтобы развязать «тот узел» проблем, но проектанты и сметчики «как рисовали, так и рисуют». Как передаёт корреспондент ИА REGNUM, данный вопрос был обсуждён сегодня, 11 октября, на заседании чувашского правительства при принятии очередного документа. Республиканские власти фактически расписались в своём бессилии в решении данной проблемы.

На Кабинете министров был одобрен проект документа о внесении изменений в постановление в части строительства социальных объектов. Вице-премьер — глава минэкономразвития Чувашии Владимир Аврелькин пояснил, что «мероприятия связанные, с заключением контракта полного жизненного цикла», «дополняются правилами» «подготовки и согласовании решения».

«Предметом являются одновременно выполнение работ по проектированию, строительству и ввода в эксплуатацию. То есть полный жизненный цикл… Для чего это сделано. Мы сегодня по ряду объектов испытываем трудности. Когда исполнитель контракта уповает на то, что проект был плохой, соответственно у нас есть ряд судебных дел. Ссылается на неудовлетворительный проект, сдвигает сроки, санкции, дополнительные соглашения», — пояснил Аврелькин.

Его поддержал министр строительства Владимир Михайлов, заявив, что «позиция минстроя полностью соответствует позиции министерства экономики»:

«Проектируют одни, строят другие и возникают определённые казусы».

Попытки министров отрегулировать данный вопрос нормативно-правовыми механизмами глава Чувашии Михаил Игнатьев воспринял скептически. По его словам, «если взять статистику за 10 лет», то он «что-то вот не слышал», чтобы «объект социального порядка» был построен и введен «в эксплуатацию без претензий к проектантам»:

«В отдельных случаях сталкиваемся с вопиющими фактами как проектанты сделали проект. Проекты ведь проходят ещё через центр экспертизы экспертизу и пишут люди в «погонах», так скажем в кавычках, соответствующее заключение, что проект соответствует, можно строить и т.д. А потом вводим людей в заблуждение, а потом разбираемся в судебных органах, органах прокуратуры, где-то правонарушения приводят к коррупционным проявлениям, финансовые нарушения».

Игнатьев заявил, что «очень мало претензий предъявляем к проектантам». И «ещё не видел, чтобы за какие-то некачественно подготовленные документы кого-то привлекли к ответственности». Глава Чувашии подчеркнул, что «список недобросовестных проектантов должен быть», а «кто-то должен привлекаться к уголовной ответственности».

«Они на стороне остаются. Как рисовали, так и рисуют… В отдельных случаях скидки идут на торгах (на проектирование объектов) до 50%. Реально в жизни этого не может быть», — сказал Игнатьев. И продолжил:

«Документов много принимаем, и нормативно-правовое творчество развивается, совершенствуется, но вопросы оставались и ещё остаются… До сих пор не развязали этот узел».

Напомним, в 2016 году премьер-министр Чувашии Иван Моторин на встрече со строителями и проектантами сыпал примерами «вопиющих» строек. При этом в числе проблемных были обозначены и крупные инвестиционные проекты, которые ассоциируются с главой Чувашии. Первым в качестве примера был приведён «наиболее крупный инвестиционный проект, который реализовывался в последнее время — это Ледовый дворец»: «в ходе самого проектирования (его вели две проектные организации) в проект вносились сотни изменений, проводились две экспертизы», были судебные иски на 300 млн рублей. Также проектанты подошли формально при работе над Центром олимпийской подготовки по маунтинбайку в Чебоксарах — в результате непосредственно при строительстве «было переработано порядка 70% первоначального проекта».

Сотни миллионов неэффективно потрачены при строительстве и модернизации очистных сооружений в городах. В Алатыре, со слов Моторина, мощность станции была завышена в четыре раза. «Изначально и заказчик виноват, и проектный институт. Сегодня мы получили объект, который фактически не может работать ни в рамках тарифа, ни в рамках тех нагрузок, которые он имеет. Затрачено свыше 300 млн рублей», — констатировал премьер Чувашии, отметив, что «точно такая же ситуация у нас происходит по Канашу».

При строительстве третьей очереди Биологических очистных сооружений в Новочебоксарске было запроектировано «избыточное оборудование», что повлекло «увеличенные издержек для работы проекта» и «десятки миллионов рублей неэффективно использованных средств». Проектные решения «привели к удорожанию» строительства Московского моста в Чебоксарах.

Читайте также: «Идиотизм», «дурдом», «цирк»: как строятся дороги в Чувашии

Ситуация порой доходит до абсурда. В частности, проект физкультурно-оздоровительного комплекса на Эгерском бульваре в Чебоксарах «трижды проходил экспертизу в том или ином виде». Но «почему-то начали строить ещё по первоначальному проекту, который получил кучу замечаний». Недоумение у премьера вызвало нежелание муниципалитетов использовать типовые проекты, что в последние годы наиболее ярко проявилось при строительстве детских садов.

«Сейчас идёт проект по школам. Опять-таки мы сталкиваемся с нетиповым подходом», — недоумевал премьер.

Обращаясь к муниципальным главам, он констатировал, что «мы почему-то под социальные объекты отводим самые неудачные земельные участки», что усложняет проект. Один из таких примеров — строительство школы по улице Гладкова в Чебоксарах: «И размещать её там тяжело, чтобы всем нормативам соответствовать. Сложности получаем».

Когда премьер заговорил о желании муниципальных глав создать уникальный проект детсада или школы, строители в зале зашушукались, вспоминая школьный дворец на малой родине главы региона — в селе Яныши Чебоксарского района. Как и Ледовый дворец, он подавался пиарщиками как инициатива Михаила Игнатьева, который пояснял, что «мочили, если бы не построил».

Читайте также: Игнатьев о школе на малой родине за 280 млн: «Мочили, если бы не построил»

Напомним, школа обошлась в 287,7 млн рублей и затмила по своему размаху действующую в Янышах стандартную школу, в которой даже при всей ее скромности — значительный недокомплект учеников. Это строительство Счётная палата РФ привела в качестве негативного примера по планированию образовательной сети. «Недостатки планирования видны на примере Чувашской Республики, где в деревне с численностью чуть больше 500 человек и при наличии школы в неаварийном состоянии на 90 детей с загрузкой 60% построена школа на 165 учеников», — говорилось, в частности, в докладе СП. Власти пытались легализовать новую школу, включив её в программу визита в Чувашию нового главы Минобрнауки Ольги Васильевой.