Башкирия — языковой фронт: несанкционированный митинг, петиции, указы

Более 75% обучающихся школьников выбрали добровольное изучение второго государственного языка республики — башкирского

В Башкирии наблюдается некоторая стабилизация в процессе установления достижения разумных компромиссов сфере преподавания и изучения башкирского языка. Возникшее напряжение снято указом главы республики Рустэма Хамитова о защите языков народов России. Как считают опрошенные ИА REGNUM эксперты, массового отказа от изучения башкирского языка в школах региона не произошло.

Напомним, по итогам заседания Совета по межнациональным отношениям, состоявшемся в Йошкар-Оле, президент России Владимир Путин поручил Генпрокуратуре и Рособрнадзору проверить количество уроков родного и региональных государственных языков в субъектах страны. Согласно документу, подписанному президентом России, родные языки, в том числе и государственный язык республики — башкирский, — должны преподаваться только на добровольной основе.

Взрывоопасная графа

Поводом для обострения ситуации послужила позиция некоторых башкирских националистических движений и призывы отдельных представителей «башкирской интеллигенции». Своеобразной триггерной точкой стал технический момент: родителям предлагалось собственноручно заполнить в бланках две графы: назвать, какой именно язык будет изучать их ребенок в качестве родного, и выразить свое согласие или несогласие на изучение ребенком башкирского языка в качестве государственного.

«Необходимость заполнения графы о родном языке могла быть вызвана тем, что в недалеком прошлом под видом родного учащиеся — не башкиры — изучали башкирский язык. Для России это не уникальный случай, подобная практика повсеместно распространена в Татарстане, где русскоязычные школьники учат татарский в качестве родного. В Башкирии такие случаи были единичными, и всё же имели место быть. При собственноручном указании родного языка исключается возможность подтасовки», — пояснили родительские активисты.

Большинство родителей в регионе спокойно восприняли это новшество, некоторые из них с удовлетворением («Наконец-то я могу обозначить родным языком своей семьи наш родной чувашский язык», — поделилась радостью жительница Аургазинского района Башкирии), однако часть родителей высказалась резко отрицательно. Мотив недовольства установить было затруднительно, чаще всего звучало: «не хотим по заявлению».

Читайте также: Национальный вопрос: в Йошкар-Оле совещались с Путиным — в Уфе митинговали

Масла в огонь подливали представители так называемой башкирской интеллигенции, распространявшие в соцсетях сетования по поводу необходимости дать письменный ответ на вполне корректный вопрос о родном языке. Одной из малоизвестных поэтесс приписывается абсурдное восклицание: «На всякий случай надо написать много разных заявлений, ну, например, заявление, где я дам разрешение моим детям дышать воздухом». Однако подписать заявление об изучении башкирского государственного языка зазорным не считалось и всячески приветствовалось.

Градус эмоций зашкаливал, некая пользователь под ником Эвитавы выдвигала не соответствующее действительности утверждение, что родной башкирский язык якобы запрещается, и рисовала ужасающие подробности «нам отрезали язык, руки, ноги, отрежут сердце». Характерна реакция представителей башкирской интеллигенции, оправдывающей заведомо лживые утверждения: «При эмоциональном изложении факты не нужны».

В наборе привычных аргументов за и против обязательного изучения башкирского русскоязычными детьми можно выделить некоторые особенности. Так, при широком включении в полемику пользователей, не живущих и не собирающихся жить в Башкирии и России, участились восхваление системы образования в европейских государствах, сопровождаемые комментарием: «Это цивилизованный мир!», и угрозы о том, что в этом «цивилизованном мире» высказывания о добровольности изучения региональных языков непременно приводят в тюрьму.

Факты, что во многих «цивилизованных» европейских государствах региональные языки для изучения не только необязательны, но и не входят в школьную программу, (лужицкий в Германии, бретонский во Франции, шотландский равнинный в Великобритании), сторонниками обязательного башкирского замалчиваются или игнорируются. «Вот почему все ярые защитники башкирского языка живут то в Москве, то в Астрахани, то в Питере. Что им там спокойно не живется, хотят здесь все мутить?» — недоумевает Анна Андреева.

Еще одним несколько неожиданным аргументом становится рекомендация изучения башкирского языка «для профилактики старческой умственной деменции» (формулировка автора).

Наблюдались и явные нестыковки: одновременно утверждалось, что двуязычие «развивает мозг», и тут же раздавались жалобы, что двуязычные башкирские школьники из башкирских школ не в силах освоить русский язык в той степени, чтобы сдать ЕГЭ на русском языке. «Почему же двуязычие не развивает мозг башкирских школьников, и как многие из них успешно поступают в вузы Москвы? Здесь либо преувеличена роль двуязычия, либо башкирские школьники в большинстве своем в состоянии сдать ЕГЭ на русском, а скорей всего, и то, и другое вместе», — уверены родители.

Тем временем

Однако нельзя сказать, что республиканские власти не проявляют никакого внимания к сохранению башкирского языка. 14 сентября глава Башкирии Рустэм Хамитов встретился с руководителями национальных общественных объединений региона, обсудив с ними вопросы языковой политики. Во встрече приняли участие депутат Государственной Думы, председатель совета Ассамблеи народов РБ Зугура Рахматуллина, председатель исполкома Всемирного курултая башкир Амир Ишемгулов, председатель исполкома Собора русских Башкирии Виктор Пчелинцев и председатель Региональной национально-культурной автономии татар Римма Утяшева.

«Конституция страны, Конституция республики гарантирует защиту языков народов Российской Федерации, создание условий для обучения, изучения языков. Никаких предпосылок для ослабления, ухудшения этой ситуации не видно. То есть на сегодняшний день имеется абсолютно надёжная законодательная база в части сохранения, развития родных языков, языков народов Российской Федерации», — заверил Хамитов.

Вместе с тем руководитель региона отметил, что языки народов Российской Федерации и народов, проживающих на территории республики, нуждаются в защите и поддержке. Это связано с уменьшением количества людей, знающих родной язык. В числе причин этой негативной тенденции Рустэм Хамитов назвал глобализацию, поиск универсального языка общения, а также формальное отношение к вопросам преподавания родных языков.

В целях создания условий для свободного изучения государственных языков Башкирии, обеспечения эффективности и доступности системы изучения башкирского языка и языков народов республики Хамитовым был подписан соответствующий указ. Участники встречи приветствовали подписание документа, поддержав инициативы главы региона.

Рустэм Хамитов выразил мнение, что состояние башкирского языка ухудшилось с началом его обязательного изучения в школах. По словам Хамитова, в советское время, когда обязательного изучения родных языков в школах не было, национальные культуры и языки развивались нормально. Глава республики также считает, что именно с отменой обязательного школьного изучения башкирского должна начаться реальная работа по развитию и поддержке языка.

В республике принята программа поддержки языков, предусматривающая выделение немалых для республики грантов и другие меры поддержки.

14 сентября также было названо количество детей, изучающих башкирский язык. «Более 75% обучающихся выбрали добровольно изучение государственного языка республики — башкирского языка, и, собственно говоря, эта ситуация свидетельствует о достаточно высоком гражданском понимании состояния этой темы в обществе. Таким образом, лишает почвы к любым заявлениям по поводу того, что ситуация с изучением башкирского языка в школах ухудшилась», — полагает руководитель республики.

Добровольность: как это работает

Родители школьников, ратующих за добровольное изучение башкирского языка, отмечают, что принцип добровольности постепенно входит в школы. От одного до шести школьников из отдельных классов могут не посещать уроки башкирского.

«Завтра шесть детей из нашего класса общеобразовательной школы на одном из уроков идут изучать Мировую художественную культуру, остальные, их большинство — башкирский язык», — поделилась одна из родительских активисток.

В ряде школ освобожденные от уроков башкирского языка школьники будут заниматься самоподготовкой в школьной библиотеке под присмотром библиотекаря.

Распространен и такой вариант: «Мне сказали, что мой ребенок может не посещать уроки башкирского, но ему автоматом будут проставлять явку и ставить пятёрки. Это меня не удивило, большинство пятерок по башкирскому языку русскоязычных школьников являются «липовыми», порой они не стоят честно заработанной тройки».

Как подчеркивают родители, одним из факторов, повлиявших на принятие решения об отказе от изучения башкирского языка, является отсутствие четких критериев при оценке знаний учащихся. Если пятерка по английскому языку предполагает определенный уровень владения теми или иными речевыми навыками, то к башкирскому языку для русскоязычных детей это не относится никоим образом. «Часть учителей башкирского имитируют преподавание башкирского языка, и при этом достаточно снисходительны, легко ставят хорошие оценки и стараются не осложнять жизнь ученикам. Зато другая часть «лютует», может испортить табель и даже аттестат с пятерками и четверками единственной тройкой по башкирскому, самое обидное в том, что при отказе от этого предмета вполне законно получение аттестата без башкирского. Некоторые родители не выдерживают и записывают детей на платные дополнительные занятия, и все прекрасно понимают, что знаний башкирского после таких занятий не прибавляется, это своеобразная взятка учителю башкирского. Так что отказ от башкирского — это не только сбережение сил и нервов, но еще и семейного бюджета», — добавляют родители.

По словам общественников, на принудительном изучении русскоязычными школьниками башкирского языка настаивают далеко не все представители башкирского этноса.

«Жаль, что активисты башкирского движения не прислушиваются к мудрым людям из своего народа, например, к Ринату Баимову, одному из создателей Союза башкирской молодёжи, который уверен, что обязательное изучение языка татарами и русскими ничего не даст башкирскому народу и языку, а вот напряжение в обществе создает сильное. В татарской деревне, чувашской деревне, в русской деревне или большом городе языковой среды башкирского языка нет, людям не с кем на нём общаться, и именно поэтому родители школьников выступают за добровольное изучение башкирского языка в школах», — поведала консультант Комитета по защите прав русскоязычных школьников Башкирии Галина Лучкина (блогер Лина Серегина).

Свое отношение к внедрению принципа добровольности в области преподавания региональных языков и благодарность Владимиру Путину родители выразили в петиции «За единое образовательное пространство» на имя главы государства. «За сутки петиция собрала более пятисот голосов, это неплохой результат», — делятся родители. Петиция их оппонентов, созданная неделю назад, набрала чуть меньше голосов.

Митинг, которого не будет

Переломным моментом, свидетельствующем о стабилизации, стало отношение потенциальных участников к несанкционированному митингу, намеченному на 16 сентября. Незарегистрированная башкирская националистическая организация «Башкорт» и ряд одиозных персон провозгласили, что проведут 16 сентября митинг, посвященный «борьбе за возвращение статуса государственного башкирского языка», а также для того, чтобы «башкирские дети разговаривали на родном языке». В действительности же предполагалось, что задуманная акция должна быть направлена на возвращение обязательности преподавания башкирского языка всем школьникам — не башкирам, в то время как статусу башкирского языка и возможности башкирским детям разговаривать друг с другом на родном языке ничего не угрожало.

Читайте также: В Башкирии 1 сентября не внесло ясности в преподавание башкирского

На групповых кадрах члены незарегистрированной организации предстают в виде двух-трех десятков молодых людей спортивного вида. По мнению экспертов, организация пытается занять нишу некогда массовой организации «Союз башкирской молодежи», с 2014 года участвует в организации так называемых дней башкирской молодёжи. В феврале 2017 года в офисе организации проходили обыски. Целью «Башкорта» является приход к власти в республике демократическим путем.

Мэрия Уфы предложила «Башкорту» перенести митинг с 16 сентября на 24 сентября, а также скорректировать место проведения — с площади Дворца спорта на территорию Городского культурно-досугового центра.

Не получив согласования, члены организации продолжают утверждать, что митинг согласован. 15 сентября организаторы предполагаемого митинга начали жаловаться на блокировку их мобильных телефонов. Посетовали организаторы и на то, что Министерство образования РБ с 13 сентября рассылает письмо с рекомендацией провести 16 сентября единый методический день учителей башкирского языка, поэтому массовое участие педагогов в акции затруднено.

Как отметили уфимцы, в соцсетях призывы прийти на митинг все же раздаются, но исходят в том числе и от лиц, в Уфе и Башкирии не проживающих, а со страничек некоторых уфимских башкирских деятелей — нет.

«Сейчас «Башкорт» активно накачивает своих сторонников призывами прийти на несогласованный митинг 16 сентября в Уфе. При этом нигде не упоминается, что уфимская мэрия без всяких проблем согласовала заявку на проведение организацией «Башкорт» митинга 24 сентября. Иными словами, башкирские националисты всеми возможными способами хотят обострить ситуацию. Эта группа использует самые различные средства для продвижения своей идеологии протестной организации», — считает политолог Кирилл Зотов.

Большинство экспертов полагает, что в полноценном формате митинг не состоится.

Русский общественник Константин Кузнецов воздержался от оценки, соберет ли митинг достаточное количество участников, и высказал предположение, что акция «по крайней мере, рискует выйти за рамки локального сообщества местной интеллигенции и национальных активистов». «И тут региональным властям следовало бы воздержаться от жестких реактивных действий и сосредоточиться на планомерном восстановлении частично потерянной коммуникации с башкирским обществом. Пока же голос маргиналов звучит в нём значительно громче», — заявил эксперт.

Примечательно, что большинство заметных башкирских общественников и общественных организаций, включая Всемирный курултай башкир, воздержалось от одобрения митинга.

Рядовые уфимцы не проявили к митингу какого-либо интереса. «Эта тема очень деликатная, здесь надо быть максимально осторожными, принуждение просто недопустимо. А наши новоявленные защитники башкирского народа и языка орудуют как слоны в посудной лавке, круша всё и вся из благих побуждений» — выразила свою точку зрения Галина Лучкина.

Особое место на предполагаемом митинге отводилось возможному участию в нем публициста Айрата Дильмухаметова, недавно вернувшегося из мест лишения свободы.

«В республике Айрат Дильмухаметов имеет устойчивую репутацию человека, попытавшегося синтезировать националистические, близкие к экстремистским, и религиозные воззрения. Его освобождение, думаю, никак не повлияет на общественно-политическую мысль в республике. Надо понимать, что Дильмухаметов находится под контролем силовых органов и, скорее всего, предпочтет не заниматься политикой. Но не исключено, что некие силы захотят воспользоваться именем Дильмухаметова для продвижения своих политизированных целей», — отметил Зотов.

По имеющейся у ИА REGNUM информации, Айрат Дильмухаметов на митинг приходить не планирует. И главной причиной его отсутствия является не столько имевшие в прошлом место быть разногласия с «Башкортом», сколько его последовательная позиция по добровольности изучения башкирского языка не башкирами.

«Айрат Дильмухаметов всегда выступал за то, чтобы башкиры никого не принуждали изучать свой язык», — напоминает Галина Лучкина. «Позиция публициста по языку выверена и озвучена в статье «Язык мой, враг мой» в 2002 году. Насколько мне известно, она не поменялась», — проинформировал агентство адвокат Дильмухаметова Всеволод Лебединцев.