Выполнят ли в Башкирии указание Путина об изучении родных языков

Языковая политика не может быть нейтральной, она затрагивает другие языки и культуры, оказывает влияние на общественное мнение и даже на политическую ситуацию

В Башкирии активизировалась полемика вокруг обязательного изучения башкирского языка русскоязычными детьми. В республике проходят встречи с общественностью, круглые столы, в интернет-пространстве инициируются опросы, звучат предложения позвонить для голосования по некорректно поставленным вопросам на языковые темы, размещаются посты с филологическими требованиями. В школы вызываются родители, некоторым из них предлагается подписать заявления, не получившие одобрения на совете школы. «Шерстит» прокуратура, передает корреспондент ИА REGNUM.

Родительские активисты связывают подобную активизацию с заявлением президента РФ Владимира Путина о недопустимости принудительного изучения неродных языков в школе, сделанное им на заседании совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле.

«Языки народов России — это тоже неотъемлемая часть самобытной культуры народов России. Изучать эти языки — гарантированное Конституцией право, право добровольное. Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации», — подчеркнул Владимир Путин.

Читайте также: Путин: Нельзя снижать уровень преподавания русского языка в республиках

Как отмечают опрошенные ИА REGNUM эксперты, навязывание башкирского языка детям других национальностей на практике только усугубляет ситуацию: наблюдается определенное напряжение из-за игнорирования желаний большинства населения республики и сохраняется тревожная тенденция, когда сокращается доля башкирских детей, владеющих языком своего народа.

Родом из 2006-го: один заварил, расхлёбывают другие

От внимания родительской общественности не ускользнул тот факт, что определенными силами старательно замалчивается немаловажное обстоятельство: принудительное изучение башкирского языка русскоязычными детьми началось в 2006 году при правлении регионом Муртазы Рахимова, а вся ответственность за медленную ликвидацию просчетов при этом шаге возлагается на ныне действующего главу региона Рустэма Хамитова.

Даже часть учителей башкирского языка и научного сообщества признала, что в 2006 году учителей башкирского готовили в спешном порядке путем организации «ускоренных курсов», учебники, написанные в спешном порядке, не прошли необходимых экспертиз, организация учебного процесса проходила без опоры на грамотно составленные методические рекомендации.

Теперь у Хамитова спрашивают, почему до сих пор не написаны хорошие учебники башкирского, почему не выработаны пригодные методики, почему не проделана работа, на которую требуется не одно десятилетие. По логике сторонников принудительного изучения башкирского языка, вводить обязательное учебника без нужных учебников и методичек — нормально, а не торопиться там, где торопиться нельзя — ненормально!

Но больше непродуманных методик и сомнительных учебников родителей огорчало отношение администраций школ к проблемам детей.

Как подчеркивают родители, изучение башкирского языка для отдельных категорий русскоязычных учащихся малоэффективно.

«На всей территории России у всех учащихся одинаковые образовательные права в едином учебном пространстве, без изучения башкирского языка можно получить аттестат общероссийского образца и поступить в вуз, и отдельные директора школ шли навстречу, входили в положение особых детей, но в большинстве своем руководители школ проявляли удивительную нечуткость, граничащую с жестокосердием», — делятся родители.

Со своим ксероксом: отношение к родителям

Мама будущего второклассника уфимка Алла Терехова рассказывает о том, с чем ей приходится сталкиваться:

«У меня, скажем так, особенный ребенок. У него инженерный склад ума, хорошее пространственное мышление, а вот речевой аппарат подкачал. Ему необходимо продолжать занятия с логопедом, лечение у ортодонта. А еще мой сын аллергик, когда все ребята идут в столовую, он остается, ведь он не сможет есть все, что там дадут.

Только не подумайте, что мы унываем. Мой сын с пяти лет занимается спортом. В прошлом году мы начали выходить на соревнования городского и республиканского уровня. Конечно, достичь таких результатов можно только регулярными занятиями. Так что время для нас очень ценно.

Чтобы удовлетворить все образовательные потребности моего ребенка и сохранить его здоровье, я должна очень внимательно относиться к его расписанию. Мы не можем равняться на детей с другим кругом интересов. Для достижения результатов без вреда здоровью моему сыну необходим индивидуальный учебный план, и башкирский язык в наши планы не входит. Руководство школы-гимназии №68 отказало нам в такой возможности.

Когда мне надоело формально-отписочное отношение к моим заявлениям со стороны школы, я обратилась выше. Но в управлении по гуманитарным вопросам и образованию при администрации Калининского района Уфы встретила ровно то же безразличие. Мало того, их ответы и ответы школы противоречат друг другу. Идут ссылки на устаревшие или неприменимые документы. Поэтому я затребовала копии всех материалов, чтобы вести более предметный разговор. А в ответ надо мной попросту поглумились. Мне написали: «Ознакомиться с материалами дел, сформированных при рассмотрении Ваших обращений и произвести фотосъемку/ксерокопии (на личной оргтехнике и расходными материалами) Вы можете 22 августа 2017 года с 14.00 до 18.00 ч. в каб. 206 Администрации Калининского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан». Мне предлагается привезти свой ксерокс, чтобы снять копии!»

Власть слышит общественность

Эксперты отмечают неоднозначность и особую сложность возникшей языковой коллизии, корни которой уходят в 2006 год.

Политолог Ильдар Габдрафиков отметил, что в многоязычных и многокультурных странах, как Россия, или даже в отдельных сложных по составу регионах, как, например, Башкирия, вопрос о языках является одним из сложных в политике и общественных отношениях. Довольно часто языковые проблемы в них становятся болезненными, вызывая острые дискуссии и даже конфликты.

«Понятно, что поддержка государством какого-то языка, как правило, языка большинства населения и придание ему особого статуса (государственного или официального) вызвана стремлением обеспечить общее языковое пространство, а также обеспечить единство граждан страны (граждане одной страны должны понимать друг друга, а также они должны общаться с институтами государственной власти — полицией, коммунальными и госслужбами и т.д.). Поэтому язык является одним из важных инструментов гражданского нациестроительства — российской гражданской нации, в том числе и ее региональной составляющей, в данном случае — жителей Башкирии. Однако языковая политика не может быть нейтральной, она, как правило, затрагивает другие языки и культуры, оказывает влияние на общественное мнение и даже на политическую ситуацию», — уверен эксперт.

Однако драматизировать ситуацию, по мнению политолога, ни в коем случае не стоит:

«Я бы сказал, что ситуация в республике нормальная. Есть общественная активность (родительские комитеты, их действия и обращения в разные инстанции и пр.), но есть реакция властей, то есть на уровне региона есть установившийся диалог между властью и гражданским обществом.

Более того, я скажу, что по сравнению с прежними временами (1990 — 2010 гг.), когда напряженность из-за языковых разногласий была выше, теперь ситуация гораздо лучше».

Ныне острота дебатов существенно ослабла, а главное — власть слышит общественность, считает Габдрафиков. Однако это не означает, что языковая политика как федеральной, так и региональной властей близка к совершенству. Проблем много. Самое главное — сохранить нормальное обсуждение проблем с участием представителей разных групп, принимать компромиссные решения, с учетом интересов всех сторон. В этом как раз и заключается качество управления.

Важнее всего, считают эксперты и общественники, чтобы башкирские дети и их родители, желающие сохранить язык своего этноса, имели возможность и желание изучать его.

Навязывание башкирского языка детям других национальностей на практике только усугубляет ситуацию: наблюдается определенное напряжение из-за игнорирования желаний большинства населения республики и сохраняется тревожная тенденция, когда доля башкирских детей, владеющих языком своего народа, уменьшается.

Не лучше ли будет сосредоточить усилия, чтобы сами башкирские дети имели возможность более качественно изучать язык своего народа, задаются вопросом эксперты, общественники, родители.

Вся сила — в методиках

Политолог Дмитрий Михайличенко отметил, что Рустэм Хамитов находится в процессе поиска компромисса между федеральным законодательством и интересами башкирской общественности.

«Ряд политизированных акторов пытается представить Хамитова как могильщика башкирского языка, но это ложь. Глава Башкирии искренне заинтересован в развитии языка и предпринимает определенные меры в этом направлении. Его заявление о запрете на увольнение учителей башкирского языка из школ республики — тому свидетельство», — выражает свою точку зрения эксперт.

С одной стороны, очевидно, что насильственно заставлять изучать башкирский язык русских детей директора школ не имеют права, а с другой стороны, республиканская власть старается всеми возможными способами поддержать язык титульного этноса.

«Полагаю, что здесь нужна гибкая стратегия: заставлять никого не следует, но увольнять учителей башкирского языка также не стоит. У республиканского правительства есть ресурсы для того, чтобы позволить себе содержать учителей башкирского и преподавать язык на факультативном уровне. Но власти должны понимать, что, если они хотят сделать обучение башкирского языка формально добровольным, а по сути принудительным, — у них ничего не получится. Общественное мнение в республике набрало силу, и пытаться перехитрить противников изучения башкирского — не стоит», — считает политолог.

Тем более федеральное законодательство на их стороне и Рособрназдзор контролирует ситуацию.

«Полагаю, что нужны меры, причем действенные, для совершенствования методологической базы изучения башкирского. В этом плане ученые из БашГУ и БГПУ им. М. Акмуллы должны активизироваться. К сожалению, изучение башкирского в республике проходило посредством устаревших, зачастую анахроничных методик. Этот фактор также не стоит недооценивать», — подчеркнул собеседник ИА REGNUM Дмитрий Михайличенко.

Выход — в компромиссе

По мнению ряда экспертов, в современных реалиях нашей страны изучение родных и неродных языков может строиться исключительно на политике компромиссных решений. И, как было заявлено на недавнем августовском педсовете, правительство региона предлагает родительской общественности подключиться к публичной дискуссии и совместно с республиканским минобром выработать те или иные образовательные подходы.

Вместе с тем попытки политизации вопроса предпринимают некоторые представители старой контрэлиты и местные этнические националисты. Последние, в свою очередь, инициируют протестные акции и стараются сформировать негативную повестку в социальных сетях. И хотя их предложения об обязательном изучении башкирского языка противоречат российскому законодательству, радикальные общественники продолжают искусственно подогревать эту тему среди местного населения.

При этом все реальные политические силы региона — из среды парламентских партий и крупнейших общественных организаций — сегодня дистанцировались от обсуждения острой темы, скорее, симпатизируя местным властям.