Патриотизм — это не только ценное чувство, но и много-много грантов

Пермские чиновники, аффилированные с «некоммерческими» организациями, выдавливают государство из патриотического воспитания

Причиной скандального увольнения главы пермского центра военно-патриотического воспитания может быть не только идеологическая и кадровая близость руководства пермского министерства образования к «иностранным агентам», но и желание наложить лапу на «патриотические деньги» из бюджета.

Проблемы у центра военно-патриотического воспитания начались в 2017 году, когда из министерства культуры Центр был передан в министерство образования, которое возглавляет министр Кассина, продвигавшая методическое пособие по изучению репрессий, написанное организацией — «иностранным агентом» и признанное Роскомнадзором вредным для детей. А патриотическое воспитание в министерстве курирует глава отдела дополнительного образования и воспитания Дмитрий Жадаев — бывший сотрудник «Центра гражданского образования» — этого же «иностранного агента». Жадаев является автором методического пособия Центра по изучению толерантности, где дети должны анализировать такие пассажи, как следующий:

«Нет ничего аморального и патологического в сексуальных отношениях между людьми одного и того же пола», — а затем учиться организовывать уличные акции протеста.

Как рассказали сотрудники центра военно-патриотического воспитания, их новый куратор Дмитрий Жадаев при первом знакомстве вдруг заявил, что деятельность по организации учебных военных сборов для пяти тысяч старшеклассников, которую проводит центр, могут осуществлять самые разные субъекты, а не обязательно их профильная государственная организация. Характерно, что одну из таких организаций, получавшую контракты на проведение учебных сборов, возглавляет бывший подчиненный Жадаева — Владимир Елагин, к деятельности которого имеет претензии контрольно-счетная палата. Характерно, что деятельность таких организаций, как «Пластун» Владимира Елагина, ранее подвергалась критике пермской общественности и Николая Лобанова за непрофессионализм. Мы подробно изучили деятельность Владимира Елагина, этого возможного благоприобретателя от увольнения полковника Лобанова, аффилированного с руководством пермского Минобра. С чем хотел бы вас и познакомить.

Выяснилось, что действительно в приказе пермского Минобра от 17.10.2014 г. № СЭД-26−01−04−1000, в распоряжении губернатора края от 28.03.2014 N 61-р, в протоколе заседания Окружной комиссии Приволжского федерального округа в составе Совета при Президенте РФ по делам казачества №А53−2281пр от 24.03.2015 г. и других документах Владимир Елагин упоминается как официальный консультант отдела дополнительного образования и воспитания министерства образования Пермского края. То есть по открытым данным установлено, что как минимум с 2012 по 2015 год Владимир Елагин был сотрудником министерства и был в подчинении у Дмитрия Жадаева, отвечающего, в частности, за патриотическое воспитание.

В феврале 2017 года на сайте контрольно-счётной палаты (КСП) Пермского края было опубликовано экспертное заключение КСП о ходе реализации государственной поддержки социально ориентированных НКО, занимающихся патриотическим воспитанием граждан. В отчёте КСП предъявляет массу претензий пермским властям и в частности сообщает, что «не подтверждается эффективность организации и проведения учебно-полевых сборов АНО ДО «Краевой казачий центр «ПЛАСТУН», которую возглавляет Владимир Елагин. «ПЛАСТУН» не представил документы о соблюдении требований к базе и палаточному лагерю в соответствии с СанПиН, не представил информацию о наличии допуска к работе инструкторско-преподавательского состава, не имел лицензии на осуществление образовательной деятельности, хотя заявил образовательные программы в контракте, заключённым с Минобром.

Тем не менее, как сообщает КСП,

«Минобрнауки Пермского края в 2015—2016 годах осуществляло закупку услуг у Автономной некоммерческой организации дополнительного образования «Краевой казачий центр «ПЛАСТУН» на общую сумму 2 344,5 тыс. руб. В рамках мероприятия «Учебно-полевые сборы старшеклассников по предмету «Основы безопасности жизни» Минобрнауки ПК в 2015—2016 годах осуществляло две закупки услуг у АНО ДО «Краевой казачий центр «ПЛАСТУН»: в 2015 году — на сумму 1 100,0 тыс. руб. и в 2016 году — на сумму 1 094,5 тыс. руб.».

А на государственном портале единой информационной системы в сфере закупок zakupki.gov.ru есть сведения о контракте по проведению «краевого профильного лагеря «Основы безопасности жизнедеятельности» (то есть тех же учебных сборов), заключённым «Пластуном» с Минобром в 2014 году на сумму 1 399 218 рублей. Номер контракта: 0156200001214000019, дата заключения: 2014−04−14.

Надо отметить, что «Учебно-полевые сборы старшеклассников» — это как раз те самые сборы, которые ежегодно проводит почти для 5 тысяч старшеклассников государственный центр военно-патриотического воспитания. Это те самые сборы, которые, по версии бывшего начальника Елагина Дмитрия Жадаева, можно отдать каким-то другим организациям, забрав их из профильного государственного центра.

Надо сказать, что пермская общественность давно недоумевает по поводу того, что городские и краевые власти систематически выделяют значительные средства на проведение военно-патриотических мероприятий организации Елагина, хотя выполняет она их, что называется, «на отвяжись». В сети достаточно гневных отзывов, подкреплённых убийственными фотографиями «недо-Зарниц» и прочих «дней призывника» от «Пластуна».

Но дело даже не в этом, а в том, что Минобрнауки осуществлял миллионные закупки у своего же сотрудника в 2014, 2015 и 2016 годах. Оговоримся, что у нас нет данных, работал ли Елагин и в 2016 году в министерстве. Но если и нет, то это всё равно мало что меняет. Закупка услуг у «Пластуна» в 2016 году продолжилась. А связь с отделом дополнительного образования и воспитания Пермского края, где Елагин курировал вопросы патриотического воспитания, — железная. Минобр Пермского края фактически заключал контракт с более чем близкой для его руководства организацией. Согласно порталу zakupki.gov.ru, сумма закупок министерства образования Пермского края у АНО ДО «Краевой Казачий Центр «Пластун» с момента создания организации Владимира Елагина в 2012 году до 2016 года составляет 30 373 тыс. рублей за 23 заключённых контракта на проведение сборов и лагерей.

А ведь в законе «О противодействии коррупции» существует статья, запрещающая возникновению так называемого конфликта интересов, то есть ситуации, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей. Таких как, например, выбор организации для заключения контракта на военно-патриотическое воспитание в виде учебных сборов. Под личной заинтересованностью в законе понимается возможность получения доходов ввиду связи с получателем средств родственной, корпоративной связью, или аффилированного ввиду иных близких отношений. В данном случае корпоративная связь получавшего миллионные контракты Владимира Елагина с Дмитрием Жадаевым явно просматривается.

При этом по закону государственные и муниципальные служащие обязаны принимать меры по предотвращению конфликта интересов, в том числе покинуть занимаемую ими должность, чтобы была прекращена даже сама возможность их влияния на беспристрастное исполнение своих обязанностей. А если этого не произойдёт, как это не произошло ни с Жадаевым, ни с Кассиной? Закон говорит, что

«непринятие гражданским служащим, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение гражданского служащего с гражданской службы».

Очень любопытно было бы узнать, будут ли после этой публикации приняты соответствующие кадровые решения, чётко и однозначно прописанные в законе № 285-ФЗ «О противодействии коррупции»?

Но мы нашли еще один очень любопытный документ — Распоряжение правительства Пермского края от 20.04.2015 №110-рп, в котором утвержден план реализации государственной программы «Обеспечение взаимодействия общества и власти». В рамках этой программы распределяются деньги на патриотическое воспитание. Согласно этому документу, в период с 2015 по 2017 год краевой бюджет должен выделить 3 300 тыс. руб. на проведение тех самых учебно-полевых сборов старшеклассников по предмету «Основы безопасности жизни». То есть по 1 100 тыс. руб. в год, как и получала согласно отчету КСП организация «Пластун» Владимира Елагина в 2015 и 2016 годах. Согласно порталу госзакупок, 27.07.2015 с «Пластуном» был заключён контракт на проведение учебных сборов ещё и в 2017 году на сумму 1 160 891 руб., который должен быть исполнен до 30.08.2017. Главным исполнителем по распределению этих 3 300 тыс. руб., согласно Распоряжению правительства, является внимание (!) консультант отдела дополнительного образования и воспитания министерства образования и науки Пермского края В. А. Елагин собственной персоной. То есть Елагина сделали ответственным за распределение средств, а он их отдал самому себе, своей собственной организации «Пластун», как об этом свидетельствуют контрольно-счётная палата Пермского края и портал госзакупок, и причем провел их, как мы помним, с «неподтверждённой эффективностью». То есть впору говорить уже не о конфликте интересов, а уголовно-наказуемом злоупотреблении должностными полномочиями. Статья 285 УК РФ предусматривает за такие деяния наказание вплоть до лишения свободы сроком до четырех лет. При этом ответственность с руководства министерства образования и отдела дополнительного образования снимать ни в коем случае нельзя, так как они не могли не быть в курсе этой ситуации.

Итак, версия о коррупционном мотиве увольнения руководителя государственного центра военно-патриотического воспитания Николая Лобанова обрела веские основания. На это лето в Пермском крае запланирован пересмотр программы военно-патриотического воспитания, с изменением параметров и получателей бюджетных средств. Вероятно, заслуженный полковник, наладивший работу государственного центра военно-патриотического воспитания, ставшего конкурентом близких администрации «некоммерческих», но обладающих большим аппетитом до госбюджета организаций, не вписывается в новую картину пермских властей по финансированию патриотического воспитания. Надеюсь, это поймут и правоохранительные органы, которые до сих пор не вмешивались в этот процесс.

Пока же ясно одно. Офицеры, ставящие своей целью воспитание молодежи в традициях русской воинской славы, привлекая в качестве педагогов боевых офицеров, имеющих правительственные награды, на органическом уровне отторгаются руководством пермского министерства образования. Но кто из них ценнее для общества и будущего страны в целом?