К спасению Родины: был ли атаман Дутов контрреволюционным диктатором?

Решение оренбургских казаков перезахоронить прах атамана Александра Дутова население восприняло неоднозначно. О личности Дутова, его роли в истории интервью с доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником Института славяноведения РАН, автором монографии «Атаман А. И. Дутов» Андреем Ганиным

Оренбургские казаки ведут работу по возвращению почитаемой реликвии, иконы Табынской Божьей Матери из Китая, куда она была вывезена атаманом Дутовым, на Родину. Кроме того, казачество решило перезахоронить прах атамана Александра Дутова. От китайской стороны поступило предложение предать останки знаменитого атамана земле на территории Оренбуржья. Однако население восприняло по-разному такую инициативу. Стоит отметить, что несколько лет назад из-за неоднозначного отношения к Дутову возникли сложности с установкой мемориальной доски на фасаде здания по ул. Советской, где в 1918 году располагался штаб Оренбургского казачьего войска во главе с Дутовым. Профессиональный взгляд на роль в истории такой личности, как Дутов, выразил в интервью с корреспондентом ИА REGNUM доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, автор монографии «Атаман А. И. Дутов» Андрей Владиславович Ганин.

Можно ли назвать принятие на себя полноты государственной власти в Оренбурге приказом №816 от 26 октября 1917 года Оренбургским казачьим войском, подписанным атаманом Дутовым, — мятежом?

— Мятеж — эмоционально окрашенный термин. Все зависит от того, с каких позиций смотреть на данный документ. Если исходить из того, что захват власти большевиками и их союзниками левыми эсерами 25 октября 1917 года создал в России новую легитимную власть, то да, протест против этого с позиции сторонников большевиков и их союзников может быть назван мятежом. Если же считать законной власть Временного правительства, то тогда ни о каком мятеже говорить не приходится. Далее в приказе отмечалось, что впредь до восстановления власти Временного правительства оренбургское Войсковое правительство берёт на себя всю полноту исполнительной государственной власти в войске. С позиций современной науки и исторической объективности эти действия можно охарактеризовать как антибольшевистское выступление.

Являлся ли полковник Дутов в 1917—1918 годах контрреволюционным диктатором, как его позже назовут советские историки?

— Опять-таки это вопрос оценок. Ярлык контрреволюционера в 1917—1918 годах представители совершенно различных, порой взаимно враждебных политических сил клеили друг на друга с завидным постоянством. Если на весну 1917 года деятели Временного правительства таковыми считали сторонников монархии, то летом в контрреволюционеры записали уже и тех, кто ранее приветствовал падение царского режима, а теперь оказался в оппозиции к правительству. С конца 1917 года контрреволюционерами в разумении большевиков стали уже сами сторонники Временного правительства, а после июльских событий 1918 года контрреволюционерами именовали друг друга недавние союзники — большевики и левые эсеры. Разумеется, для большевиков любой их оппонент (даже вчерашний союзник) являлся контрреволюционером, но в XXI веке нужно относиться к тем событиям в их историческом контексте.

Если понятие «контрреволюционер» оценочно и субъективно, то понятие «диктатор» имеет чёткое определение — это лицо, пользующееся неограниченной властью в управлении государством. Если вспомнить существовавшую в Оренбургском войске систему казачьего самоуправления, вопрос отпадет сам собой: Дутов реально избирался и был ответственен перед депутатами Войскового круга Оренбургского казачьего войска. Существовала система местного самоуправления. Помимо выборного атаманского поста Дутов занимал целый ряд должностей в структуре местных органов власти: был главноуполномоченным Временного правительства по продовольствию по Оренбургскому казачьему войску, Оренбургской губернии и Тургайской области, членом оренбургского Комитета спасения Родины и Революции, командующим войсками Оренбургского военного округа, главноуполномоченным Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания на территории Оренбургского казачьего войска, Оренбургской губернии и Тургайской области, главным начальником Оренбургского края. Не приходится говорить об угнетении прав и свобод населения региона. Легально существовали политические партии до меньшевиков включительно, причём главой Оренбурга летом 1918 года избрали как раз меньшевика.

Дутов пытался проводить взвешенную национальную, конфессиональную, правоохранительную и культурную политику. Именно при Дутове на Южном Урале было открыто первое высшее учебное заведение. Можно сказать, что режим власти Дутова имел черты авторитарного, но в этом отношении мало отличался от прочих белых режимов. В одном из выступлений Дутов заявил: «Нас называют реакционерами. Я не знаю, кто мы: революционеры или контрреволюционеры, куда мы идём — влево или вправо. Одно знаю, что мы идём честным путём к спасению Родины». Несмотря на присущий ему ораторский пафос, атаман этим признанием вряд ли покривил душой.

Чем объяснить, что Комитет спасения родины и революции, который в Оренбурге возглавлял Дутов, распорядился отправить 25 арестованных членов Совета рабочих депутатов для содержания в казачьи станицы, с обязательным условием их достойного содержания и не препятствовать их участию в избрании депутатов Учредительного собрания?

— Прежде всего, сугубым демократизмом обстановки 1917 года и тем, что эскалации Гражданской войны и взаимного насилия ещё не произошло. Как известно, красные в этот период мирно освободили попавшего к ним в плен после неудачи похода на Петроград генерала П. Н. Краснова — будущего донского атамана и одного из лидеров Белого движения. Позднее за принадлежность к большевистской партии дутовцы ввели смертную казнь, однако в конце 1917 года ещё господствовала сравнительная терпимость.

Чем руководствовался Совет народных комиссаров (СНК), который в одном из своих декретов от 26 ноября (9 декабря) 1917 года назвал Дутова, наряду с Калединым и Корниловым, вождём контрреволюционного восстания?

— СНК руководствовался исключительно политическим прагматизмом. Дон и Южный Урал, с оружием в руках выступившие против новой власти, представляли угрозу для петроградского правительства. Прежде всего, новая власть опасалась масштабного выступления казачества, которое оказалось слабо затронуто революционным разложением, в условиях развала армии представляло мощную вооруженную силу и держалось довольно сплоченно. Вспомним, что Ленин принял решение о захвате власти в Петрограде только после того, как Временное правительство отменило казачий крестный ход 22 октября 1917 года. Большевистский лидер даже назвал это гигантской победой, которая предопределит последующий успех.

Разумеется, антибольшевистские выступления в казачьих областях в октябре — ноябре 1917 года стали тревожным сигналом. К тому же ожидалось возвращение в эти регионы казаков с фронта, и последствия концентрации вооружённых масс в казачьих областях трудно было предсказать. Другим серьёзным обстоятельством являлось то, что в силу своего географического положения Оренбургское войско перекрывало стратегически важные пути сообщения из европейской России в Сибирь и Туркестан. Таким образом, Дутов отрезал центр страны от важных в продовольственном и сырьевом отношении окраин, а сибирский хлеб был необходим на фронте и в городах. Для ликвидации очагов сопротивления новой власти уже в ноябре Петроград стал направлять революционные отряды. Как мы знаем, в дальнейшем именно юг и восток страны стали главными центрами Белого движения, так что действия большевиков были небеспочвенными.

Насколько сильна была поддержка Александра Дутова казаками в начале 1918 года, если перед тем, как в Оренбург в январе 1918 года вошли красные, Александр Дутов покинул город в сопровождении всего шести казаков охраны?

— Нужно разделять широкую политическую поддержку своего лидера, которая у Дутова в казачьей среде, безусловно, имелась, и готовность воевать за предложенную им программу против своих же соотечественников. Как известно, помимо избрания в начале октября 1917 года Войсковым атаманом, осуществлённого депутатами Войскового круга (111 голосами из 133), Дутов был избран в ноябре 1917 года и депутатом Всероссийского Учредительного собрания. Он был лидером казачьего списка делегатов, который победил в Оренбургской губернии, собрав 218 196 голосов. Однако на начальном этапе Гражданской войны желающих участвовать в братоубийственной бойне было немного. В качестве реальной боевой силы атаман мог опереться на офицеров, небольшую часть казаков и патриотическую молодёжь — юнкеров, гимназистов и кадетов, фактически детей и подростков (Оренбург обороняли и 14-летние кадеты). Эти силы едва ли превышали две тысячи человек. Против них красные смогли сосредоточить не менее 10—12 тысяч солдат, революционных матросов и красногвардейцев (в том числе профессиональных боевиков с опытом участия в Первой русской революции). Итог событий изложен в Вашем вопросе.

Насколько была продуктивна идея создания своеобразной казачьей федерации, территориального союза казачьих войск, так называемого Юго-Восточного союза, которую поддерживал Дутов?

— В 1917 году и позднее выдвигалось немало различных прожектов, которые на деле оказывались мертворождёнными. Одним из них стала идея Юго-Восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей. Замысел отражал общую тенденцию того периода к автономизации регионов от центра, оздоровления страны с окраин. В союз вошли казачьи войска юга России, а также калмыки и горцы. Союзный договор был заключён ещё 20 октября 1917 года на съезде во Владикавказе. Позднее к нему присоединилось Уральское войско. Обсуждался вопрос вхождения в союз и Оренбургского войска. Однако началась Гражданская война, и идею пришлось отложить. Реальных возможностей для взаимодействия отдалённые друг от друга регионы юга и востока страны не имели. В 1918 году Дутов вернулся к этому замыслу, выдвинув честолюбивый проект аналогичной конфедерации с центром в Оренбурге. Войсковой круг идею поддержал, но после уфимского Государственного совещания и тем более после объединения антибольшевистских сил под властью Верховного правителя адмирала А. В. Колчака идея отпала.

Правда ли, что характерным явлением для дутовской армии лета 1918 года была слабая дисциплина и что сам Дутов был сибаритом? Он якобы любил жить комфортно, отличался хвастливостью, увлекался женским полом, хотя совершенно не пил. Возможно ли, что в силу этих качеств характера он не смог навести жёсткий порядок в армии?

— Да, дисциплина в антибольшевистских формированиях Южного Урала летом 1918 года была не на высоте. Войска проходили стадию перехода от партизанских добровольческих формирований к регулярным частям. Сам Дутов любил красивую жизнь и комфорт, мог прихвастнуть, приписать себе чужие заслуги, любил женщин, однако к налаживанию дисциплины в армии всё это отношения не имеет. Аналогичные проблемы, в той или иной степени, испытывали все белые фронты (да и Красная армия на этапе своего становления), в том числе и те, где командующие отличались аскетизмом, искренностью и безупречной приверженностью семейным ценностям. Проблема заключалась в том, что белые на подконтрольных им территориях не смогли создать эффективный аппарат принуждения, чтобы наладить дисциплину. В результате неисполнение приказов и дисциплинарные проступки старших начальников становились обыденными явлениями, с которыми ничего нельзя было поделать. Однако такой карательный аппарат, при всей его жестокости, создали красные, что стало одной из причин их победы.

Читайте также: Из Китая в Оренбуржье: Останки атамана Дутова перезахоронят