Министерство семьи в Башкирии: новая кормушка или укрепление традиций?

В республике бьют тревогу из-за продолжающегося демографического спада. Эксперты считают, что необходимо создать «семьецентричную среду во всем», начиная с родильного дома

В Башкирии продолжается дискуссия о необходимости создания Министерства семьи. Связано это с демографическим спадом, наблюдающимся в республике последние годы. Как считают опрошенные ИА REGNUM эксперты, новая структура быть свободна от элементов ювенальной идеологии и культивировать ценности семьи, семейной жизни.

Тревожные тенденции

В Башкирии высока доля сельского населения, число которого снижается значительно быстрее, чем городского. Это характерно не только для республики, это общероссийская и мировая тенденция.

«Из общей численности населения 2 млн 519 тыс. чел. (62%) — городское население, 1548 тыс. чел. (38,1%) — сельское население. Городское население увеличилось за 2016 год на 3072 человека, естественный прирост — 7808 человек, миграционная убыль составила — 4736 человек. Численность сельских жителей сократилась на 7164 человек, в том числе естественная убыль сельского населения составила 4510 человек, миграционная убыль составила — 2654 человек», — привёл цифры политолог Ильдар Гадбрафиков, отметив, что «данные статистики и наш мониторинг демографических процессов показывает, что республика, как и большинство регионов России, имеет не очень благоприятные показатели».

В начале июля были опубликованы данные по движению населения за январь — май 2017 года. Они также свидетельствуют о том, что в регионе в целом сохраняется неблагоприятная тенденция демографического развития, ставшая характерной для него в последние 3−4 года. Так, за январь — май 2017 года в Башкирии естественная убыль составила — 1616 человек (за соответствующий период 2016 года +607 человек), при этом в наибольшей степени ухудшились показатели рождаемости (20 тыс. 100 человек в 2017 году против 22 тыс. 764 человек в 2016 году), а показатели смертности незначительно улучшились (соответственно 21 716 и 22 157 человек).

По словам эксперта, за январь — май 2017 года в республику прибыли 46 тыс. 505 человек, выбыли 49 тыс. 509 человек, миграционная убыль населения превысила 3 тыс. человек (в 2016 году за это время прибыли 47 тыс. 348 человек, выбыл 51 тыс. 940 человек, убыль составила 4 тыс. 596 человек).

Одной из основных причин оттока населения является трудовая миграция. Органами государственной статистики по итогам выборочного обследования рабочей силы сформированы данные о месте нахождения основной работы занятого населения Башкирии. Так, в 2016 году из числа постоянно проживающих на территории республики 148,1 тыс. человек были заняты на территории других регионов России (7,8% от общей численности занятого населения республики). Большинство трудовых эмигрантов из Башкирии работает в Тюменской, Челябинской и Московских областях.

«В Тюменскую область выезжали на работу 101,2 тыс. жителей республики, что составляет 68,3% от численности выехавших из региона на работу и 30,8% от численности приехавших на работу в Тюменскую область (с автономными округами). В Челябинскую область выехали 9 тыс. жителей республики (соответственно — 6% и 56,6%); в Москву — 7,2 тыс. чел. (4,8% и 0,5%). Основными причинами трудовой миграции являются недостаток рабочих мест на месте постоянного проживания и более высокий уровень заработной платы в тех регионах, куда выезжают жители республики», — отметил эксперт.

Реакция властей

Республиканские власти пристально следят за демографическими процессами, происходящими в регионе, полагает собеседник агентства. Проблема миграции стала одной из основных тем, которые поднимаются на уровне правительства, а также отдельных министерств и ведомств. Так, 4 апреля на коллегии Минэкономразвития региона глава Башкирии Рустэм Хамитов заявил об аномальной миграции населения республики и потребовал от специалистов объяснить, «что у нас происходит с населением, что за болтанка?». На коллегии были озвучены данные о том, что миграция населения в республике намного выше, чем в соседних регионах — 1,5.

20 апреля в Госсобрании Башкирии был заслушан отчет главы региона об итогах работы правительства республики в 2016 году, в котором он особо остановился на проблеме миграции. Хамитов отметил, что вопрос оттока населения из республики на сегодняшний день стоит остро. По официальным сведениям, в некоторых районах Башкирии убыль трудоспособного населения достигает 22%. Про словам Хамитова, «мы не можем противостоять уже сложившимся мировым демографическим тенденциям»:

«Идёт урбанизация, от этого никуда не денешься. Мировая западная цивилизация работает в варианте, когда сельское население составляет 10−15%. У нас сегодня — 40%. Поэтому процесс урбанизации будет».

Глава Башкирии подчеркнул, что недопустимо «искусственно помогать оттоку населения из сельской местности». Нужны рабочие места. Кроме того, сельское население должно получать все удобства, которые есть в городе. Маленькие районы должны, в том числе, смотреть и другие варианты организации работы. По мнению власти, это не означает, что они должны обязательно строить крупные предприятия. Вместо этого можно объединять индивидуальных предпринимателей. Реальным инструментом занятости, создания высокооплачиваемых рабочих мест является широкая кооперация граждан, малых хозяйств, микропредприятий. Нужно содействовать созданию коллективных форм собственности.

Зарина Сизоненко: начиная с роддома

Одной из форм поддержки семьи в Башкирии может стать создание Министерства семьи. Научный сотрудник Межведомственного научно-исследовательского центра развития мусульманского образования, кандидат социологических наук, член регионального отделения Национального общественного комитета «Российская семья» Зарина Сизоненко подчеркнула, что идея создания такого министерства для России не нова.

«На ежегодном международном конгрессе «Российская семья» в Москве не раз звучало предложение о создании такого департамента, однако ни на федеральном уровне, ни в большинстве регионов Министерства семьи до сих пор нет (одно из исключений — Самарская область, где в 2012 году Министерство социального развития трансформировалось в Министерство социально-демографической и семейной политики)», — напомнила эксперт.

Как считает Сизоненко, с точки зрения социолога вполне объяснимо как само предложение, так и барьеры на пути к его реализации. В большинстве регионов России разводимость, как социальная норма, едва ли не «догнала и перегнала» брачность, культура бездетности успешно конкурирует с многодетностью, не говоря уже о давно наболевшем: безнадзорности, беспризорности, одинокой старости, малолетних матерях-одиночках и семейном насилии. Велик соблазн найти ответственного за решение данных проблем. Не менее весомы и контраргументы, ведь по сути планируется создать ещё одну бюрократическую структуру:

«Тем не менее, в Германии давно работает Федеральное министерство по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи, в Дании — по делам детей и социальных вопросов, в Швеции — Министерство по делам детей, пожилых людей и гендерного равенства. Насколько они эффективны? Удалось ли европейцам решить социально-демографические проблемы? На первый взгляд, не вполне: разводимость высокая, возраст вступления в брак повышается, детность радикально не изменилась. Однако не следует ориентироваться только на статистику. Исследования социологов свидетельствуют о приоритете семейных ценностей для коренных европейцев, о высокой значимости детей и семейного воспитания».

«Итак, в России на повестке дня снова вопрос о Министерстве семьи, и теперь инициативу главы Башкирии поддерживает российский детский омбудсмен Анна Кузнецова, — констатировала эксперт. — Отрадно, что власть все больше осознает: никакие реформы в образовании, в экономике не принесут позитивных результатов, если вне поля зрения останется Человек Семейный».

По мнении эксперта, необходимо создать «семьецентричную среду во всем»: начиная с родильного дома, в котором все — «от архитектуры до персонала, будет нацелено на предоставление комфортных условий для ребенка, матери, отца, братишек и сестренок, прародителей, заканчивая любой инстанцией, готовой принять Человека Семейного».

«Важно понимать, что Министерство семьи — не для назначения пособий и выплат, а для реальной оценки ситуации и принятия взвешенных решений в сфере, требующей очень корректного покровительства и поддержки, а не грубого вмешательства — сфере семьи. Если Министерство семьи будет наделено полномочиями по экспертизе государственных решений в пользу семейных граждан, сможет содействовать повышению статуса родительства, формированию культуры семейных отношений, можно приветствовать его появление как проявление мудрости и дальновидности наших руководителей», — заключила собеседница.

Ильдар Габдрафиков: использовать все каналы

Политолог Ильдар Габрафиков считает, что Министерство семьи «можно создавать или не создавать, однако демографию одним только министерством не подправить». Он согласился с тем, что сегодня ценность института семьи надо повышать, так как от «благополучия каждой конкретной семьи в конечном счете зависит благополучия всего общества»:

«Чем больше будет крепких, благополучных и счастливых семей, тем успешнее будет наше общество и государство».

Безусловно, в основе успешной семейной политики лежат экономика и социальная сфера, но при этом «нельзя сказать, что в этом плане государство мало делает», продолжил эксперт. По мнению Габдрафикова, государство «делает довольно много». «Самым успешным проектом» он назвал выплату материнского капитала, что позволило заметно улучшить демографические показатели. Однако государство должно также «целенаправленно работать» по культивированию «ценности семьи и семейной жизни». Для этого надо использовать все информационные образовательные, научные и иные каналы.

«В этом плане учреждение министерства семьи может играть свою позитивную роль. Главное, чтобы вновь создаваемое ведомство не превратилось в очередную забюрократизированную структуру, а была близкой для каждой конкретной семьи, особенно молодой, которая действительно нуждается в помощи государства и общества», — подытожил эксперт.

Евгений Арсюков: соответствовать мнению большинства

У председателя РО ВПП «Защитники Отечества» в Башкирии Евгения Арсюкова нет ответов, но есть вопросы:

«Для чего нужна новая структура? Есть ли необходимость дальнейшей бюрократизации государственного вмешательства во внутрисемейные отношения? К чему приведёт продолжающееся необоснованное усиление административного контроля и вмешательства в семью?»

«Подобные очень острые вопросы, которые имеют непосредственное отношение к каждому гражданину страны, к государственной стабильности и будущему России, необходимо выносить на публичные обсуждения, — убежден эксперт. — А окончательное решение, нужно новое министерство или нет, должно соответствовать мнению большинства населения. И конечно же, необходимо жестко пресекать любые действия, посягающие на неприкосновенность семейной жизни, защищаемой Конституцией РФ».

Он отметил, что у некоторых уфимцев деятельность детского омбудсмена Анны Кузнецовой вызывает очередные вопросы, они поддерживают требование широкого обсуждения всех инициатив, касающихся семьи.

«Кузнецова, которую считают проводницей идей ювенальной юстиции, и её единомышленники на местах могут попробовать протащить элементы ювенальной юстиции в новое ведомство, как специалистам Министерства труда и соцзащиты РФ удалось заложить элементы ювенальной идеологии в План мероприятий «Десятилетия детства», объявленном в России на 2018 — 2027 годы», — встревожены активисты.