В Башкирии выпускники турецких лицеев распространяли запрещенную идеологию

В турецких лицеях насаждались идеи пантюркизма, использовалось религиозное и психологическое воздействия

В Башкирии ужесточение приговора выпускникам турецких лицеев поставило точку в дискуссии о необходимости контроля над образовательными учреждениями, находящимися под патронажем других стран. Как считают опрошенные ИА REGNUM эксперты, их деятельность должна осуществляться со строгим учетом геополитических интересов нашего государства, так как неоднократно фиксировались случаи, когда в такого рода учебных заведениях вызревали экстремистские настроения.

В конце июня, по сообщениям ряда СМИ со ссылкой на данные регионального УФСБ Верховный суд Башкирии ужесточил наказание пятерым выпускникам башкиро-турецких лицеев, вовлеченных в деятельность религиозно-экстремистской организации «Нурджулар» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В марте Октябрьский райсуд Уфы приговорил всех пятерых обвиняемых к условным срокам. Верховный суд республики, рассмотрев апелляционную жалобу прокуратуры, заменил двум из них условное наказание на реальные сроки.

Признанные виновными в организации и деятельности экстремистской организации (ч.ч. 1, 2 ст. 282.2 УК РФ) бывший журналист издания «Киске Уфа» Азамат Абуталипов приговорен к четырем годам лишения свободы, бывший сотрудник ГКУ «Хозяйственное управление» Айвар Хабибуллин к двум годам трем месяцам лишения свободы. Троим вменяется участие в деятельности экстремистской организации. Преподаватели языковой школы Тимур Мунасыпов и Айрат Ибрагимов получили по два года условно, совладелец языковой школы «Инъяз» Шамиль Хуснитдинов приговорен к году и 10 месяцам условного срока. Приговор Верховного суда был зачитан 27 июня и вступил в силу.

Следователи установили, что в период обучения в башкирско-турецких лицеях Уфы и Стерлитамака обвиняемые были вовлечены в структуру религиозно-экстремистской организации. В последующем выпускники негласно занимались распространением запрещенной идеологии среди жителей республики и осуществляли вербовку новых сторонников. Установлено, что они неоднократно принимали участие в собраниях лидеров и активистов движения, а также выезжали в Турцию для координировании своей деятельности. Отмечается, что местная ячейка запрещенной организации имела высокую степень организованности, их члены соблюдали меры конспирации при проведении собраний, придерживались строгой внутренней дисциплины и иерархии.

Также в ходе обысков в домах осужденных были изъяты запрещенная литература и материалы экстремистского характера.

Как утверждала «Комсомольская правда в Уфе», адепты запрещенной организации обрабатывали молодежь — в основном, школьников и студентов, пропагандировали объединение на национальной почве и строительство религиозного государства во главе с Турцией. На вооружение экстремисты взяли принцип «сетевого маркетинга»: расскажите о нас родственникам, приглашайте друзей и одногруппников, вместе мы сила. По информации издания, секта появилась в Башкирии в 2013 году. Пропаганда велась среди воспитанников лицеев-интернатов, учеников частных школ. Педагоги устраивали чаепития, смотрели вместе с детьми кино, высказывая экстремистские и сепаратистские идеи. А студентов приглашали в так называемые домашние медресе, являющимися съемными квартирами на 7−8 человек.

В Башкирии становление турецко-башкирских лицеев пришлось на время парада суверенитетов, когда, как считают некоторые уфимцы, в республике на региональном уровне насаждался культ всего турецкого. В 1992 году прошла первая встреча представителя турецкой фирмы «Сэрхат» Экиз Хюсема с министром народного образования РБ Рифгатом Гардановым, тогда же принято было Постановление Совета Министров республики. «О сотрудничестве Министерства народного образования РБ с турецкой фирмой «Сэрхат».

В августе 1993 года состоялась реорганизация башкирско-турецкого отделения Башкирской республиканской гимназии № 1 в Республиканский башкирско-турецкий лицей. В 1994 году башкирско-турецкие лицеи открылись в Стерлитамаке и Нефтекамске, в 1996 году — в Сибае.

По мнению экспертов, лицеи «сразу же вышли за рамки чисто образовательной деятельности». По некоторым оценкам, «турецкие частные фирмы финансировали башкиро-турецкие лицеи в сумме примерно 100 тыс. долларов в год на каждое учреждение». Уже в конце 90-х годов выяснилось, что за фирмой «Сэрхат» стоит религиозно-экстремистская организация «Нурджулар» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В конце 2001 года В Нефтекамском городском суде проходил процесс над бывшим соучредительным директором башкиро-турецкого лицея Каваклы Омер Махиром. Первоначально уголовное дело было возбуждено по факту ДТП. Но еще до этого в администрацию города поступило коллективное обращение от местных преподавателей башкиро-турецкого лицея, которые заявили о своем уходе из учебного заведения. После предварительного следствия прокуратура предъявила Каваклы Омер Махиру еще два обвинения. Свидетелями проходили преподаватели башкиро-турецкого лицея — российские и турецкие.

В 2001—2002 годах из республики и из страны были высланы более 20 турецких граждан, в том числе директор Нефтекамского башкирско-турецкого лицея и собкор турецкой газеты. 23 января 2002 со ссылкой на ФСБ России сообщалось, что «Башкирия давно уже является зоной особых геополитических интересов Турции. Деятельность отдельных граждан, прибывающих в Россию по линии гуманитарных обменов и экономического сотрудничества, весьма далека от этих сфер. Руководство Башкирии серьезно обеспокоено тем, что в турецких лицеях насаждаются идеи пантюркизма, используется религиозное и психологическое воздействия». Учебные заведения были реорганизованы в 2003 году. Тема закрытия лицеев была актуальна несколько лет, но постепенно о них забыли.

Как писало ИА REGNUM, после инцидента с российским самолетом в Сирии в Башкирии в социальных сетях вновь был затронут вопрос турецких лицеев. Часть пользователей характеризовала турецкие лицеи как нечто сверхпривлекательное: «Все ученики уважали воспитателей. Воспитатели были турками, кроме одного курда. Республиканский башкирско-турецкий лицей (РБТЛ) стал республиканским башкирским лицеем-интернатом (РБЛИ), по-простому: стал простым интернатом или школой. Всех преподавателей и воспитателей депортировали, заменили на русских, изменили программы обучения. С приходом русских воспитателей уважение к воспитателям и учителям упало, а с ним и уровень образования». Другая часть свидетельствует о том, что в турецких лицеях, как и во многих закрытых учебных заведениях, процветали дедовщина и поборы, а «многие учителя и воспитатели не имели педагогического образования».

Если в 2015 году в соцсетях анонимных защитников турецких лицеев, как и «всего турецкого» было достаточно, то в 2017 их количество стремится к нулю.

Читайте также: Приостановка взаимодействия с ТюрКСОЙ и культ турецкого в Башкирии

По мнению политолога Дмитрия Михайличенко, турецкие лицеи — это институты мягкой силы Турции на постсоветском пространстве, в том числе и в России. По некоторым данным, в России насчитывалось около 50 турецких лицеев, значительная их часть находилась в ПФО. В Башкирии и Чувашии турецкие лицеи были закрыты, в Татарии функционируют до сих пор, их там около 8-ми.

«Учитывая это обстоятельство их деятельность должна осуществляться со строгим учетом геополитических интересов нашего государства. Понятно и логично, что в условиях обострения отношений между Россией и Турцией их деятельность ограничивалась. Помимо этого, следует учитывать фактор потенциального экстремизма: к сожалению, неоднократно фиксировались случаи, когда в такого рода учебных заведениях вызревали экстремистские настроения. В то же время культура и язык тюркских народов России схожа с турецкой и неудивительно, что такие учебные заведения пользуются популярностью в Башкирии или Татарии. На мой взгляд, при соблюдении нормативных актов Российской Федерации турецкие лицеи вполне успешно могут давать качественное образование. При этом бдительность со стороны соответствующих органов обязательна», — подытожил собеседник ИА REGNUM.