Языковой вопрос в Башкирии: «Здесь вам не Казахстан»

Текущее состояние проблемы с изучением башкирского языка в республике объясняется инерцией рахимовской политики по созданию особого положения «титульной нации»

В Башкирии после периода относительного затишья вновь разгорелись споры вокруг изучения государственных и родных языков русскоязычными школьниками в школах и классах с русским языком обучения. Дискуссия возникла после обнародования данных прокурорской проверки и интервью главы региона Рустэма Хамитова одному из изданий, где была затронута тема преподавания башкирского языка. Опрошенные ИА REGNUM эксперты сошлись во мнении, что языковая политика в республике должна идти в полном соответствии с федеральным законодательством.

Прокурорские проверки совместно с представителями Рособрнадзора по вопросам изучения башкирского языка прошли в школах республики в середине мая. Как рассказала агентству председатель комитета по защите прав русскоязычных школьников Наталья Будилова, было проверено около 300 школ. Проверка показала, что в большинстве школ республики башкирский язык как государственный включен в обязательную часть основной общеобразовательной программы учебных планов в качестве обязательного предмета, в то время, как эта дисциплина может входить только в часть учебного плана, формируемую участниками образовательных отношений, то есть должна включаться в учебный план только по желанию родителей.

Напомним, прокурорской проверкой в школах выявлены факты ущемления прав родителей на выбор учебных планов, их несоответствие Федеральным государственным стандартам (ФГОС), учебные планы принимаются без учета мнения родителей в школах Уфы, Нефтекамска, Октябрьского, Архангельского, Балтачевского, Благоварского, Гафурийского, Давлекановского, Стерлитамакского районов, что противоречит требованиям статьи 44 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации». Во многих школах башкирский язык преподается в ущерб изучению русского языка: например, в обязательной части учебного плана МОБУ (с русским языком обучения) села Имендяшево Гафурийского района количество часов в первом классе, отведенных на изучение башкирского языка, составляло 5 часов, на русский язык выделено всего 2 часа.

Родительские активисты считают, что нарушения стали возможными из-за давления на руководство школ со стороны Министерства образования Башкирии и представителей районных администраций, которые заключают с директорами школ контракт и могут контракт не продлить в случае «непослушания». Директоров заставляли принимать тот учебный план, который выгоден региональному Минобру и чиновникам, то есть план обучения с башкирским языком. Директора русскоязычных школ и работники министерства образования республики намеренно вводили в заблуждение родителей, что башкирский язык является обязательным к изучению предметом. Даже на сайте министерства образования висели старые планы учебные, в которых башкирский язык стоял в обязательной части.

По словам Будиловой, в течение нескольких месяцев они собирали жалобы от родителей школьников из разных районов Башкирии, опубликованные на сайте правительства РБ и официальные ответы чиновников. Родители рассказывали, что их детей, в нарушение закона, практически лишают возможности выбрать для углубления знаний любые предметы, кроме башкирского языка. Имелись и другие факты нарушения образовательных прав учащихся. «Ко мне обращались родители из Стерлитамака, они рассказывали, что в обычной школе с преподаванием на русском языке, несмотря на протесты родителей, башкирский язык ввели уже в первом классе, хотя по закону башкирский язык как государственный может изучаться только со второго класса, если этого желают родители. В одной из гимназий города Янаула все школьники разных национальностей со второго по 11 класс изучали башкирский язык 3 часа в неделю в качестве родного дополнительно к двум часам башкирского как государственного языка, всего 5 часов в неделю», — отметила консультант Комитета по защите прав русскоязычных школьников Башкирии Галина Лучкина.

По словам присутствующих на проверке, многие директора школ показали полную некомпетентность в области законодательства применительно к изучению родных и государственных языков. Сначала некоторые директора бравировали: «Да что нам эта проверка, мы не боимся, за нас есть кому постоять», но впоследствии, убедившись в шаткости своей позиции и несоответствии её федеральному законодательству, меняли своё мнение.

Из ответа республиканской прокуратуры от 25 мая 2017 года в адрес Будиловой следует, что прокурор республики внес представление в адрес главы Башкирии Рустэма Хамитова, которое «находится на стадии рассмотрения».

Из истории вопроса

Обязательное изучение башкирского государственного языка во всех школах и многих детских садах республики было введено в 2006 году по настоянию тогдашнего главы Башкирии Муртазы Рахимова. Башкирский государственный язык преподавался русскоязычным учащимся (таких в республики большинство) в рамках национально-регионального компонента (НРК) общего образования, который на тот момент находился в ведении региональных властей. Труднее всего, по словам общественников, пришлось русскоязычным детям с речевыми расстройствами, гиперактивностью, ограниченными физическими и ментальными возможностями. Во многих русскоязычных детских садах были сокращены ставки логопедов, на их место принимали учителей башкирского языка. Нелегко давалось изучение башкирского языка русскоязычным первоклассникам с речевыми проблемами (их доля среди первоклашек составляет до 25%).

По инициативе Госдумы в 2007 году понятие НРК было упразднено. Согласно обновленному федеральному закону «Об образовании» все школы России перешли на единый федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС). По этому документу, основная образовательная программа делится на две части: обязательную часть и вариативную часть, формируемую участниками образовательных отношений, то есть учениками, родителями и педагогами.

В языковую обязательную часть программы входят русский язык, родной (нерусский) язык и иностранные языки. Но ФГОС не предусматривает обязательного преподавания нерусского языка в том случае, если он не является ни родным, ни иностранным. Преподавание региональных языков относится к добровольной (вариативной) части образовательной программы. Родители, как представители интересов учащихся, вправе выбирать один из нескольких вариантов учебного плана, как с башкирским государственным языком, так и без него.

Незамеченное совещание

Предположительно, что итогом «рассмотрения» стало совещание по вопросам преподавания государственных и родных языков в регионе, которое 15 июня в Доме Республики провел глава Башкирии Рустэм Хамитов. В беседе приняли участие члены правительства РБ, руководители профильных министерств и ведомств, представители научного сообщества. В информации с официального сайта главы республики было отмечено, что по итогам проверок, проведённых Рособрнадзором в общеобразовательных учреждениях региона, выявлен ряд нарушений законодательных норм в части использования учебников и методических пособий, нормирования учебного процесса, а также несоответствия локальных актов некоторых школ нормам федерального и республиканского законодательства об образовании. «Приоритетом деятельности органов управления образованием и образовательных организаций должно быть удовлетворение потребностей школьников в изучении родных языков при условии строгого соблюдения федерального и республиканского законодательства», — подчеркивалось на совещании.

У экспертного сообщества и общественности факт проведения совещания не вызвал какого-либо резонанса.

Язык и карьера, они, если честно…

Всплеск эмоций разразился 20 июня, после опубликования на одном из ресурсов интервью с Рустэмом Хамитовым. В этом интервью руководитель республики отметил, что «башкирский государственный язык преподается во всех школах в объеме от 1 до 2 часов» начиная со второго класса. «Родной язык может быть и башкирский, и русский, и татарский, и чувашский, и программа отводит на изучение родных языков по выбору родителей от 2 до 3, до 4 часов в неделю. Итого, получается, если о башкирском языке, в пределе 1 плюс 4 — это 5 часов. Так вот, для изучения родного языка нужно согласие родителей письменное. Это первое. Второе — и это главное условие — если такое согласие есть, то дети изучают тот или иной родной язык в школе. На сегодняшний день мы знаем, что в ряде школ есть нарушения, что не у всех родителей получено письменное согласие на изучение башкирского языка. Вот еще раз к 1 сентября мы хотим навести в этой части, что называется, порядок, опросив родителей, проведя классные родительские собрания», — констатировал Хамитов.

По мнению главы республики, «на сегодняшний день никакой сложности нет для тех, кто хотел бы изучать в качестве родного башкирский язык и для тех, кто хотел бы изучать в качестве родного русский». Хамитов дал небольшой исторический экскурс: «Ситуация с изучением родных языков в школах восходит к 90-м годам. Тогда принимались очень жесткие законы в республиках, когда были просто обязаны и всё. Потом модифицировалось законодательство, смягчались условия. Далее были реформы в этой части, и последняя из них в 12-м, 13-м году, когда родной язык перестали изучать в 10−11-м классе. А было ведь — с 1-го по 11-й. Сегодня 1-го нет, 10-го, 11-го нет — и ничего не произошло. Наши граждане очень разумно подошли к этой истории и спокойно, без всяких конфликтов и противоречий ее восприняли. Следующая итерация, следующий шаг по смягчению позицию, конечно же, он будет. И никакой сложности, страшной притом, когда нагнетаются страсти, когда об этом говорится, противоборствующие стороны появляются, — нет».

Насколько точен был глава республики в трактовке республиканского законодательства, ещё предстоит выяснить, но описывая психологическую составляющую языковой коллизии он был, безусловно, прав: в большинстве своём жители республики, имея собственное мнение по этому животрепещущему вопросу, воспринимают сегодняшние лингвистические реалии достаточно спокойно. Исключения, однако, имеются. Отдельные представители отдельных национальных движений расценили беседу ведущего и главы республики как программные заявления, чем были крайне встревожены.

Масштабы бури в стакане воды, вызванной этими словами, можно оценить по заголовкам: «Хамитов вновь упраздняет башкирский язык», «Прокуратура Башкортостана попросила главу республики Рустэма Хамитова разобраться с башкирским языком, «В школах могут отменить обязательное изучение башкирского языка». Чисто технический вопрос о выборе учебных планов сопровождался тенденциозными заявлениями о том, что «обязательное знание языка нужно требовать у всех представителей бюджетной сферы, включая врачей, полицейских и политиков, и чтобы от знания национального языка, как это сделано в Казахстане, зависела карьера жителей республики», «хамитовское министерство образования не делает никаких попыток для подготовки учителей», «противники изучения башкирского языка поддерживаются из Москвы» и привычными штампами об «антибашкрских настроениях», «неуважении» и угрозе «ликвидации национальных республик».

Мнения экспертов: Башкирия это вам не Казахстан!

Бывший лидер Всемирного курултая башкир Азамат Галин со свойственной ему самоиронией отметил, что проблему изучения башкирского языка детьми, которые не являются его носителями, можно отнести к всеобщей проблеме большинства языков, в перспективе и русского. «Глобальная экономика стирает не только границы, но и языки. Для добровольного изучения языка апелляция к традициям, обычаям и границам не стимулирует «неносителей». Заставлять учить возможно, невозможно заставить выучить язык. Должна быть лидирующая отрасль, которая мотивирует. К примеру, раньше в космосе все говорили по-русски, так как Россия была лидером. Теперь за лидерство уже борются английский и китайский языки, это естественный процесс. Остановить его не получиться, можно попробовать замедлить. Вывод простой: станьте лидером, и все будут учить язык сами. Со всей серьёзностью общественный деятель считает, что принудительная система всеобщего изучения башкирского языка была внедрена Рахимовым для демонстрации его лояльности к башкирам.

Политолог Дмитрий Михайличенко также назвал текущее состояние проблемы с изучением башкирского языка в республике инерцией рахимовской политики по созданию особого положения «титульной нации». «Характерно, что журналисты в Москве воспринимают Башкирию как национальную республику. Я на это всегда возражаю, «а что Саратовская область — безнациональная?». У нас республика — многонациональная, а не национальная и говорить нужно о сохранении традиций, культуры и языка всех языков традиционных этносов (башкир, русских и татар). К тому же в республике очень много межнациональных браков и людей со смешанной (инклюзивной) идентичностью», — считает эксперт. Собеседник агентства уверен, что вопрос изучения башкирского языка должен стать вопросом общественного консенсуса. «При этом, конечно же, директивно его навязывать не стоит. Это элементарно не приведет к положительному результату, но обязательно встретит сопротивление. В данном случае важно, чтобы институты гражданского общества и сами граждане договаривались в каждом конкретном случае. Навязывать, подчеркну, нельзя. Роль республиканской власти и, прежде всего, Минкульта я вижу в том, чтобы установить, а не имитировать этот диалог», — подчеркнул политолог.

Эксперт с сожалением констатировал, что некоторые активисты пытаются решить вопрос в лоб. «Но ситуация сложнее. Если вы хотите, чтобы люди изучали башкирский язык, сделайте привлекательные формы. Интерес к языку просыпается не приказами (в Туркменистане и Узбекистане, и Латвии все это уже было), а мягкой силой, созданием привлекательных, современных форматов (геймификация, например). Говорить о том, что нужно платить «дань уважения», я считаю, неправильно. Если я не знаю башкирского — это не значит, что я не уважаю культуру этого народа. У меня много друзей башкир, я пять лет изучал историю башкир и уважаю традицию этого самобытного народа. Но это не означает, что мои дети должны платить какую-то «дань». И мне кажется оскорбительной ситуация, когда директор школы или какой-либо чиновник из Минобра директивно будет указывать», — подытожил Михайличенко.

Татарские общественники, предпочитая не упоминать языковую проблему (этнолингвистический конфликт) в Татарии, полагают, что «языковая политика в республике должна идти в полном соответствии с федеральным законодательством, которое дает представителям учащихся возможность определять, будет или нет их ребенок учить башкирский или любой другой национальный язык».

Рядовые уфимцы отвечают кратко: «Башкирия — это вам не Казахстан, Башкирия — это Россия, а с языками как-нибудь сами разберёмся, морды только из-за языка у нас никогда друг другу не били, не бьют, и бить не будут»