Перезагрузка городов в России, или Из чего архитекторы будут готовить «ёрш»

Главные архитекторы страны решали, какие «ингредиенты» нужны для создания комфортного города

В Чебоксарах 12 июня завершился Совет главных архитекторов России. В столицу Чувашии приехали более 200 специалистов из полусотни регионов страны. Лучшие архитектурные умы России решали, как создать «комфортный город», что это — «миф или реальность». При этом чиновники больше говорили о «мифах», рисуя концепции и перспективы, в то время как архитекторы-практики исходили из реальности и опыта. Города делили на «испорченные и неиспорченные», «жизнеспособные и брошенные». Своеобразным творческим буфером для гостей стали Чебоксары, которые приводили в качестве примера как наряду с мегаполисами, так и выделяя типичные ошибки в планировании и благоустроительстве, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Коктейль, ёрш и бармены

В рамках пленарного заседания первыми выступили чиновники, чьи доклады содержали позитивные моменты и обещали радужное будущее. Роль первой скрипки здесь играл Минстрой России, который представляла директор департамента городской среды Оксана Демченко. Она отметила, что «федеральным приоритетом» сегодня является формирование «комфортного города», «успешного будущего для каждого человека», в центре которого — «фигура архитектора».

«И это не случайно. Мы сейчас стали смотреть по-другому на то, что раньше называлось благоустройством. Традиционно для всех благоустройство — это один раз в год во время субботника покрасить забор, лавочку, посадить цветы, кусты, прибраться… Сейчас под благоустройством склонны понимать комплекс системных, продуманных, нашедших поддержку у граждан, бизнеса профессиональных действий власти, в результате которых в каждом населённом пункте создаётся интересная, доступная, дружелюбная, безопасная среда для жизни каждого жителя», — говорила чиновница.

Она привела метафору экс-мэра Барселоны Хуана Клоса, сделавшего город «одним из посещаемых» в мире, который сравнил формирование комфортной городской среды с созданием коктейля «с очень выверенными ингредиентами и правильными пропорциями».

«Мне как раз показалось, что архитектор — этот тот бармен, который поможет, который способен приготовить этот самый коктейль. То есть помочь сформировать, что есть комфортная среда для каждого человека», — считает Демченко.

«Коктейль — это, наверное, французское слово. А у нас это как звучит, ёрш?» — иронично уточнит позже председатель Совета главных архитекторов субъектов РФ и муниципальных образований, президент РААСН Александр Кузьмин.

С минимумом лирических отступлений был доклад директора Департамента стратегического и территориального планирования Минэкономразвития России Елены Чугуевской. Она сообщила, что сейчас идёт «очень сложная и важная работа по подготовке стратегии пространственного развития» России, в ходе которой «практически заново приучаемся видеть страну в пространственном разрезе».

[[[slider-from-3-to-7]]]

«Мы пытаемся определить тенденции, которые влияют на устойчивость системы расселения России. Мы работаем над определением приоритетных экономических специализаций регионов, их конкурентных преимуществ, чтобы можно понять, как можно трансформировать взаимоувязанную систему расселения, размещения производительных сил в целях повышения устойчивого роста российской экономики», — пояснил представитель Минстроя.

В числе «основных факторов пространственного развития — плотность населения, экономические расстояния между городами, инфраструктурные и социокультурные разрывы». Большое внимание будет уделяться агломерациям, которые могут стать ядром. По различным оценкам, в России выделяются от 24 до 36 крупных городских агломераций. РФ занимает четвертое место по городам-миллионерам среди стран: в стране насчитывается 11 «миллионников» и три города, «которые немного потеряли миллионную численность, но к ним же относятся, — Пермь, Воронеж и Волгоград».

Но «каркас» России — это «не крупные города», а «маленькие древние исторические поселения, даже домоногольского периода, которые создают территориальную целостность страны», считает директор департамента госохраны культурного населения Минкультуры РФ Владимир Цветнов. По его словам, «если до нас дошло то, что веками создавалось нашими предками, нам не надо его менять»: «Это просто наша моральная обязанность».

В качестве наиболее удачных современных проектов, реализованных «в исторической среде», он назвал камерный театр в Воронеже и арт-хаус на набережной Москвы.

О нанотрусах и «отрезанных ногах»

«Когда выступило пять оптимистов, должен появиться и пессимист», — предваряя своё выступление, вышел на сцену председатель Совета главных архитекторов субъектов РФ и муниципальных образований, президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин, который во время своего доклада несколько раз срывал аплодисменты. Он обратился к истории, напомнив, что «весь XX век» власти пытались расселить людей по всей стране, «шло движение на восток», а в XXI веке «более 4 млн человек перевалило через Уральский хребет» в Москву и Подмосковье.

«С одной стороны, мы теряем на территориях людей. А с другой стороны, у нас появляется анклав, где тоже есть свои сложности. Да, есть города стабильные. И я с чистой совестью здесь рядом с Казанью и Нижним Новгородом поставил Чебоксары, потому что и 500-тысячный житель появился, и внешность города, и отношение к природе говорят, что есть точки стабильные. К сожалению, не могу сказать про свой регион любимый — Москву и Московскую область… А есть территории брошенные, откуда ушли люди. Я считаю, что главная задачу, которую мы должны поставить в стране, — сохранить существующую систему расселения», — уверен Кузьмин, подчеркнув, что «очень большое пространство никак не может называться комфортным».

[[[slider-from-23-to-26]]]

Комментируя агломерационные процессы, эксперт выделял ряд тенденций и обратил внимание на «связку Нижний Новгород — Чебоксары — Казань»: «Потрясающе интересная тема». Большое внимание он уделил определению комфортности территории, констатировав, что понятие комфорта у разных людей — разное.

«У Абрамовича и у чукчей, где он был губернатором, немножко разные. И в этой ситуации в городе должно быть многообразие. Невозможно всем везде сделать хорошо. Делая хорошо пешеходам — мы обижаем транспортников. Мы делаем, чтоб молодёжь на роликах ездила, — старикам неудобно. Поэтому зоны должны быть различные».

В этой работе в первую очередь важен генплан, при этом лучше «никакой» генплан, чем никакого генплана». По мнению Кузьмина, в этом документе «есть три главные составляющие, которые мы должны всегда отслеживать» и которые «дают комфортность территории». Это «связанность территории, места приложения труда и образ жизни».

«У нас сейчас произошло несколько срывов генеральных планов по России. Мы разбирались в академии. Они были правильно сделаны, они были хорошо сделаны. Но они совершенно непонятны людям. Знаете, когда тебя архитектор вызывает и говорит: «Вы будете жить в зоне «20 — два нуля» и рядом с вами будет зона «60 — два нуля», и не волнуйтесь, зоны 40 рядом с вами не будет». Это приблизительно то, что простой человек видит, когда смотрит наши градостроительные документы. Я считаю, главная задача генеральных планов поселения — это защита интересов поселения. И защиты всего, что требует защиты, — это историческое наследие, природные озеленённые территории, и конечно это красные линии — будущие коммуникации, дороги», — сказал Александр Кузьмин.

Помимо этого, «важно, конечно, образование» архитекторов. По мнению президента РААСН, сейчас с этим «беда, скоро некому будет рисовать города», так как «появились бакалавры, урбанисты, магистранты», но нет специалистов.

«Да, мы взяли болонскую систему. Но как мы берём. Если есть у нас технологии, то они кончаются нанотрусами. Если есть зелёные технологии, то они кончаются покраской фасадов в зелёный цвет. Что может делать человек, который стал бакалавром? Он не может быть выше архитектора второй категории. Специалист пропал. Если вам рассказать, чему ребят теперь учат, поседеете», — вздохнул Кузьмин.

И привёл ряд вопиющих примеров. К примеру, арка перед памятником Пушкину, окружённый деревянными палатками памятник Есенину, или «как Юрий Долгорукий (памятник) показывал на яйцо»: «Такое ощущение, что сейчас, наверное, из яйца Москва вылупится».

«Кто учил памятникам ноги резать? Едешь по улице Тверской, и ноги отрезаны у Маяковского — прямо как качели. Ребят, ну откройте учебник института по архитектуре хотя бы для первых двух лет обучения», — недоумевал президент РААСН.

Чем Чебоксары интереснее Нижнего Новгорода и Казани

Возвращаясь к теме заседания, Александр Кузьмин высказал мнение, что качество пространственной среды состоит из безопасности и комфорта, при этом «если нет безопасности территории, то комфорта никакого не будет». Ещё один фактор — «чувство свободы», когда житель может «поехать туда, куда захочет».

«Чебоксары, кстати, хорошо расположены. Одинаковое расстояние почти до Казани и Нижнего Новгорода. Мне кажется, программа Чебоксар должна быть наоборот, чем в этих двух городах. Пускай они гонятся за плотностью застройки, за этажностью, а здесь должно то, что теряют они. Здесь должен быть человеческий масштаб застройки, большое процентное озеленение, хорошие пешеходные взаимосвязи. Здесь активность другая, и она людей привлечёт больше потом, чем та», — убеждён Кузьмин, получив в благодарность от чиновников аплодисменты.

[[[slider-from-28-to-31]]]

Чтобы образ города был полным и «идеальным», он должен содержать три уровня, продолжил председатель Совета главных архитекторов регионов и муниципальных образований.

«Я привёл Прагу, потому что не нашёл ни одного города, где все три уровня могли бы быть идеальными. Первый — панорамное восприятие города, особенно лицо города. Встречают, извините, по одёжке. А вот встретили по одёжке, попали внутрь, это — сеть взаимосвязанных ансамблей, улиц и площадей. Не так, как у нас часто бывает в Москве. И у вас я заметил: ходишь, площадь красивая, а к другому красивому месту ты уже должен пробираться. Непрерывность благоустройства очень важна. И третье — вторичные архитектурные признаки», — говорит Кузьмин, отметив, что на выставке, где были представлены чебоксарские проекты, «очень хорошие были проекты планировки территории, обдуманные».

Эксперт также отметил, что ранее работал главным архитектором. «Но бывших главных архитекторов не бывает. Вы по натуре из кипящих чайников. Если нас вдруг выбросят на помойку, мы всё равно продолжаем свистеть», — заключил Кузьмин, сорвав овации.

С коллегой был солидарен и президент союза архитекторов России Николай Шумаков, который, осмотрев выставку, предложил руководству Чувашии и Чебоксар представить экспозицию на фестивале зодчества в Москве: «Судя по этой выставке, судя вообще по архитектуре города, вам есть что показать. Страна должна знать своих героев».