В Уфе не хотят внедрения «финского опыта» для протаскивания ювеналки

Принятие социально значимых законов без широкого обсуждения с представителями общественности позволяет «протолкнуть» любую «непопулярную» норму, даже «Закон о шлепках»

В разных частях Уфы 29 и 30 мая прошла серия одиночных пикетов с требованием обсудить с общественностью Национальную стратегию действий в интересах детей на 2018−2028 годы. Стратегия действий в интересах детей на 2012−2017 годы, по словам общественников, была принята без обсуждения ее с родительской общественностью и во многом была калькой с западных конвенций и протоколов, содержащих ювенальные нормы. Как сообщили ИА REGNUM участники акций, активисты башкирского отделения ОООЗС «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС), 30 мая новую стратегию отправят для утверждения уполномоченной по правам детей при президенте РФ Анне Кузнецовой, поэтому целью мероприятий является донести до Кузнецовой посыл о необходимости обсуждения и принятия стратегического документа с учетом мнения тех, чьи интересы он напрямую затрагивает.

«Люди проходили с любопытством, интересом смотрели, читали плакаты, — рассказал участник пикета, активист РВС Денис Широких. — На одном плакате было написано «Требуем обсуждения новой стратегии в интересах детей 2018−2028». На втором: «Народ интересует, какую стратегию готовят от него втайне. Кузнецова «финский опыт» получила, чтобы протащить ювеналку?».

Как считают члены уфимского отделения РВС, одиночные пикеты достаточно эффективны. «В том числе с помощью пикетов, а также посредством участия в передаче на местном телеканале БСТ, проведения пресс-конференции с экспертами и представителем прокуратуры, сбора и сдачи подписей в Госсобрание Башкирии и на имя главы региона Рустэма Хамитова общественникам удалось заморозить «педофильский» закон о браках с 14−15 лет. Законопроект отложен. Сила людей в организованности, сознательности, гражданственности», — уверены уфимские активисты.

Как считают общественники, деятельность омбудсмена Кузнецовой обманула ожидания общества и всех, кто особенно обеспокоен формирующимися опасными тенденциями в семейной политике РФ. Анна Кузнецова сформировала при себе Общественный совет, в который были собраны и те, кто защищает семьи, и те, от кого их приходится защищать — те, чей бизнес-интерес завязан на выявлении семейного «неблагополучия» и дальнейшем устройстве новых «социальных сирот» при живых родителях либо на «сопровождении» семей, что тоже дает простор для фантазии и предприимчивости. Такое «впрягание в одну телегу» несовместимых лиц, отражающих совершенно разные позиции, сразу показало, что у нее нет внятной позиции в сфере семейной политики, и она не имеете четкого понимания, что есть добро в этой области, а что — зло.

Кроме того, Анна Кузнецова не смогла в назначенный президентом срок представить ему внятный отчет о том, что происходит с отобраниями детей. Пытаясь ей помочь выполнить поручение президента, РВС разработало и направило уполномоченной методику сбора данных, необходимых для последующего анализа в центре. Однако предложенную методику она даже не довела до рабочих групп. «На сайте детского омбудсмена лишь бодрые рапорты о том, что в стране всё спокойно. Но в стране неспокойно! Практика отобраний детей в России уже укоренилась и широко распространена», — беспокоятся активисты.

Также показательно, что Кузнецова, по словам обществеников, постоянно и настойчиво высказывается за всемерную поддержку сектора замещающих семей и демонстративно уклоняется от внятных оценок внедрения «бэби-боксов» — циничного инструмента добычи детей для этого сектора. Она также развивает систему приемных семей, создающую спрос на вмешательство в родные семьи и отобрание детей в пользу материально мотивированного «платного родительства», где на ребенка получают в десятки раз больше денег, чем рядовые малообеспеченные семьи; не видит необходимости максимально отстранить опеку от родной семьи. «Наоборот, она идет на поводу у беззакония опеки, призывая разрабатывать «порядок возврата в семью» без суда отобранных детей!» — возмущены участники пикетов.

Главные претензии к Кузнецовой со стороны активистов состоят в том, что она, «рассматривая проблему с отобраниями детей, прячется за оценки прокуратуры, которая, по ее словам, считает, что нарушения при отобрании детей единичны. Но ведь президент спрашивал ее — независимого правозащитника, а не прокуратуру!».

22 мая ряд СМИ сообщил, что Анна Кузнецова прибыла в Финляндию для обсуждения вопросов защиты детей. «Финляндия — один из европейских лидеров по внедрению ювенальной юстиции, — напоминает Денис Широких. — В 2012 году бывший тогда уполномоченным по правам детей Павел Астахов заявил, что Финляндию следует объявить страной, опасной для семей с детьми». Активист РВС Арслан Хамидуллин, также вышедший на одиночный пикет отметил, что «поездка Кузнецовой в Финляндию, где она обменялась опытом с финским детским омбудсменом Туомасом Куртиллой, одним из самых ярых европейских ювенальщиков, ставит под сомнение то, что она будет защищать семью и детство».

«Ювеналка добралась и до Башкири, нам удалось сохранить семью Ахмадиевых из Уфы, а за семью Панковых из Куюргазинского района борьба идёт и по сей день», — делятся победами и тревогами общественники.

Дети — не ресурс!

По мнению общественников, жители России должны знать, кому выгодно введение ювенальной юстиции. По мнению руководителя башкирского отделения фракции ПВО «За семью!» Татьяны Кирсановой, конечной целью введения в России ювенальной юстиции (или дружественного ребёнку правосудия) является превращение изъятых детей в «ресурс» для определенных властных группировок, которые «одурели от безнаказанности». «Дети стали источником обогащения и укрепления власти чиновников, особенно во время мирового экономического кризиса в условиях снижения доходов от продаж природных ресурсов, когда они не могут, как прежде, жить на широкую ногу, — считает активистка. — Неужели наша «элита», русские и православные люди, сами могли додуматься до такого? Скорее всего, западное ювенальное «лобби» в России подсказало им все «перспективные» места этой технологии для обогащения и борьбы с конкурентами. Сам же Запад, несущий через НКО и лобби свои «западные ценности», постепенно превращается в общество без нравственных ценностей, без библейских заповедей».

«Я не вхожу в РВС, но с ними мы сотрудничаем с самого начала, стараемся откликаться на все их призывы, помогаем собирать подписи, — подчеркнула Татьяна Косарева. — Если активист РВС выходит с плакатом на одиночный пикет, то на плакате будет написан конкретный глубоко проработанный и проанализированный вопрос к закону, чиновнику, это будет продукт большого интеллектуального труда, а не просто «не забудем… не простим». Так и сейчас, в вынесении вотума недоверия детскому омбудсмену Анне Кузнецовой есть глубокий смысл». После её назначения общественные организации, включая РВС, ждали решительных действий против лоббистов-ювенальщиков и были готовы предоставить общественную активность, на которую политически могла бы она опереться. «Однако Анна Кузнецова в конце концов оказалась во враждебном нам лагере, о чём говорит её поездка в Финляндию, и неважно, почему так случилось — подкупом, саботажем, шантажом чиновников или в ходе политических игр, — отметила собеседница агентства. — Не стоит забывать, что скоро выборы президента страны, и недовольные изъятием детей граждане — это потенциальная оппозиционная активность, поэтому общественные организации забили тревогу не зря. На всех мероприятиях РВС всегда говорит о том, что они выступают против оранжевых революций, решать вопросы о детстве нельзя, разрушая государство».

Председатель башкирского РО ВПП «Защитники Отечества» Евгений Арсюков полагает, что пикеты с требованием обсудить с обществом новую стратегию действий в интересах детей, проведенные РВС, являются, с одной стороны, протестом против очередной попытки так же, «втихую», ввести в России очередную порцию западных ювенальных норм, с другой — попыткой снизить социальную напряжённость в обществе. «Принятие социально значимых законов без широкого обсуждения с представителями общественности позволяет «протолкнуть» любую «непопулярную» норму, как, например, это было прошлым летом с «Законом о шлепках». Потом — волна народного возмущения, сотни тысяч обращений к президенту РФ и его личное вмешательство. По сути, такие действия — провоцирование социальных рисков», — полагает эксперт.

«Мы считаем недопустимым внедрение в России «ювенальной системы», принятой в ряде западных стран, поскольку она разрушает основу общества — семью, уродует сознание детей, — настаивает политик. — Недопустимо провозглашать «приоритетными» некие навязываемые «международными» конвенциями «права ребёнка», ставя их выше естественных прав родителей и интересов семьи». Семье нужна не дополнительная «контролирующая инстанция» в лице сомнительных «общественных структур», а система сопровождения семьи со стороны государства с приоритетной задачей её охраны. Любая деятельность, связанная с незаконным изъятием детей из семьи, должна караться законом как «особо тяжкое преступление», не имеющее срока давности, так как она ставит под угрозу будущее страны, будущее народа. «Как бы нас не агитировали «западные партнёры» за «меняющийся мир», подходы к воспитанию детей, противоречащие традициям, духовности и культуре народов России, должны быть исключены, а вмешательство государства в семью строго ограничено социальной помощью и особыми случаями, подпадающими под статьи Уголовного кодекса», — резюмировал эксперт.

Надежды

Многие активисты уповают на референдум. «Согласно опросу АКСИО-4, опросу общественного мнения по вопросу направления изменения российского законодательства, связанного с проблемами семьи, детства и традиционных ценностей, получается, единственным способом защиты от навязываемых нашему обществу под давлением запада законов, касающихся семьи и детства, является референдум, — заявил Денис Широких. — Неудивительно в этой связи, что подавляющее большинство граждан России — 87% — считают необходимым провести референдум на эту тему».

Некоторые надежды общественники возлагают на обсуждение работы уполномоченного по правам ребенка Анны Кузнецовой над поручением президента РФ Владимира Путина, выступающими против внедрения ювенальных технологий в России, которое состоится 1 июня в пресс-центре ИА REGNUM. В ходе обсуждения будет дан анализ практики изъятия несовершеннолетних из семьи крупнейшими общественными родительскими организациями России. «В этот же день, 1 июня, Кузнецова приедет в Уфу на родительский форум. Будет делиться финским ювенальным опытом?» — добавляют участники пикетов.