«Националистические настроения в Башкирии существуют на уровне кухонь»

В публичном пространстве они, как правило, подогреваются искусственно и могут быть использованы в президентской кампании в 2018 году

В Башкирии определенными группами вновь начал пониматься так называемый национальный вопрос. Появляются новые национальные организации, утверждающие об ущемлении прав какого-либо из этносов, проживающих в республике, в ряде СМИ публикуются неоднозначные материалы о ссылками на Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН), в школах процесс выбора родителями варианта учебного образовательного плана проходит на фоне конфликтных ситуаций. По мнению опрошенных ИА REGNUM экспертов, по многочисленным замерам уровень враждебности межнациональных отношений в республике отмечают 5−6% респондентов. Это немало, но критичным этот показатель назвать нельзя.

Новые выборы, новые организации

Создание в начале мая 2017 года очередной башкирской национальной организации не привлекло внимания широкой общественности республики. Однако тех немногих, кто вчитался в речи руководства и членов новоиспеченной организации, несколько удивила риторика выступавших. Глава национальной организации, врач по профессии, на учредительной конференции, собравшей около 50 человек, заявил об «этноциде башкир в мирное время». На конференции утверждалось о якобы существующем «негласном ущемлении прав и возможностей при устройстве на работу, участии в выборе органов государственной власти и местного самоуправления», преднамеренном закрытии школ для представителей одного из этносов. Музыканты жаловались на то, что им не дают выступать, режиссеры — на то, что им не дают снимать, один из спортсменов посетовал, что руководство республики не выделило грант на производство фильма по его сюжету.

Не все представители башкирской общественности приветствуют создание всё новых и новых национальных организаций. Как утверждает лидер Курултая северо-западной Башкирии Ринат Гатауллин, как правило, эти организации «обслуживают» только часть башкирского народа, говорящую на юго-восточном диалекте башкирского языка.

«Там нет заботы о едином, но неоднородном по своему составу башкирском народе, там есть борьба кланов и элит, и это очень печально», — говорит Гатауллин.

Возникновение новых национальных организаций и попытки разыграть национальную карту не удивительны для ситуации продолжающего снижения уровня жизни в целом по стране, считает секретарь башкирского отделения Всероссийской политической партии «Партия Великое Отечество» Максим Божко.

«Для жителей регионов с развитой экономикой объективно ожидаем рост обособленческих настроений, которые заключаются в стремлении «как бы республике оставлять побольше налогов у себя», — подчеркнул эксперт. — Однако в условиях, когда доля титульной нации не является самой большой в национальном составе населения республики, такие настроения не имеют реальной базы для трансформации этих настроений в националистические, присущие какой-то одной нации».

Политик полагает, что в Башкирии националистические настроения существуют на уровне «кухонь», но в публичном пространстве, «как правило, подогреваются искусственно». По его мнению, в отличие от высшего уровня руководства республики, часть властных элит среднего звена (которых можно назвать контрэлитами) готова рискнуть «оседлать националистические настроения в расчете на увеличение своего веса в межклановой борьбе». Но эта активность носит «достаточно маргинальный характер и потому крайне ограничена в масштабах», поскольку по определению не может найти понимания у подавляющей части населения, неприемлющего национализм. Эксперт отмечает, что контрэлиты, конкурирующие за контроль над информационными республиканскими ресурсами и «желающие разыграть национальную карту, должны сознавать, что их пропагандистская деятельность априори не может остаться незамеченной для администрации президента РФ и ФСБ, а потому такие властные группы могут подвергнутся опале».

По мнению политолога Дмитрия Казанцева, сегодня наблюдается консолидация ряда представителей башкирской контрэлиты, учредивших осенью 2016 года две местные националистические организации с несистемной оппозицией в лице сетевого движения «Открытая Россия» и уфимского штаба Алексея Навального. Это стало возможным благодаря «обеспеченному типу» избирательных кампаний последних.

«Политические организации Ходорковского и Навального в преддверии масштабных федеральных избирательных кампаний искали в регионах (особенно в полиэтнических) любых более-менее ресурсных союзников, пусть и крайне правых, радикальных взглядов», — считает политолог.

По мнению экспертов, в ряде национальных республик сегодня происходит сращивание радикализированных религиозных структур и несистемной оппозиции в вопросах критики местных властей. Об этом ранее, в 2016 году, говорил глава ФАДН Игорь Баринов, призвавший регионы «быть готовыми к соответствующему реагированию». Пока эта критика в основном связана с социальными темами, вопросами ЖКХ и экологии, однако к выборам она приобретет «политическую, национальную и религиозную окраску», прогнозирует чиновник. При этом руководитель федерального агентства весной прошлого года сообщал, что, согласно опросам ФАДН, ситуация с межнациональными и межконфессиональными отношениями в России в настоящее время стабильна, но вопрос межнациональных и межконфессиональных отношений может быть использован в думской и президентской кампаниях в 2016 и 2018 годах.

В свою очередь, Дмитрий Казанцев полагает, что во время избирательной кампании в Госдуму 2016 года некоторые кандидаты в депутаты уже пытались разыграть национальную карту для повышения своих электоральных позиций в регионе.

«По сути плеяда общественных деятелей националистического толка в республике сформировалась еще на заре правления Муртазы Рахимова в далекие 90-е годы прошлого века, — отметил эксперт. — Именно в тот временной период образовались скандально известные объединения по национальному признаку, проводившие на системной основе массовые протестные акции против федеральных властей и негласно поддерживаемые (материально и административно) республиканской властью (до 2010 года). — Ныне практически все представители политический элиты рахимовского призыва потеряли свои аппаратные позиции, причем среди них оказались и лидеры башкирских организаций, ранее активно работающих в молодежной среде (особенно в сельской местности и среди студенческой молодежи). Такая ситуация может подогревать «реваншистские настроения» несогласных с новыми реалиями политических старожилов.

По мнению политолога Кирилла Зотова, возникновение таких организаций чаще всего преследует узко политизированные цели самих организаторов. Как правило, они эксплуатируют общие для всего населения республики темы и пытаются преподнести это федеральному центру как общие для всего межнационального населения региона проблемы. Он пояснил, что речь идет о крайне малочисленных и не имеющих широкой поддержки населения организациях, жизнь которых заключается «в медийных вбросах и открытых письмах» во властные инстанции различного уровня. Зачастую организаторы таким образом добиваются преференций для себя. Политолог отмечает, что в период парада суверенитетов эта тактика была способна приносить успех, так как в середине 1990-х годов неокрепшая федеральная власть вынуждена была идти им навстречу. Однако сейчас времена изменились, и «за попытку политизировать национальный вопрос в межнациональном регионе федеральный центр будет наказывать жестко».

Кто поместил Башкирию в «красную зону»?

В середине мая новая организация на своей странице в соцсети с ссылкой на ФАДН разместила карту «Индекса межнациональной нетерпимости регионов РФ», где Башкирия наряду с Тувой, Сахалином и рядом областей средней части европейской России попала в «красную зону» с «крайне высоким» индексом межнациональной нетерпимости. Через несколько дней ряд уфимских интернет-ресурсов разместил информацию о якобы ухудшившихся межнациональных отношениях в регионе. При этом делалась ссылка на исследование 2016 года ФАДН «Общественное мнение о состоянии межнациональных и межконфессиональных отношений в Российской Федерации». В организации не скрывают «антихамитовской» направленности в своей работе, и вся вина за попадание в «красный пояс» возложена на главу региона.

Как пишет «Уфа-пресс», в этих публикациях «утверждается, что, по данным ФАДН, в республике наихудшие результаты в Приволжском федеральном округе»: сообщалось, что 13% респондентов из Башкирии чувствуют на себе негативное отношение из-за национальности, многонациональность как отрицательный фактор воспринимают 32% участников исследования. И делается вывод, что Башкирия якобы стала одним из регионов с наивысшей степенью межнациональной нетерпимости. В пресс-службе ФАДН изданию сообщили, что такую информацию в СМИ не давали. Напомним, в 2013—2014 годах уровень межнациональной стабильности замерял Центр изучения национальных конфликтов: в нём Башкирия всегда была в «желтой» зоне, со средней напряженностью.

Эксперты обращают внимание на то, что данный доклад «мало кто видел, и каждый может его трактовать так, как ему это заблагорассудится».

«Я читал этот доклад, хотя ФАДН, насколько мне известно, официально его не публиковало и на сайте агентства он отсутствует — рассказал русский общественник Константин Кузнецов. — Надо сказать, документ вызвал у меня некоторое недоумение. Во-первых, составители указывают максимальную статпогрешность до 5% (по Башкирии не указана отдельно), что может менять картину до умеренного состояния. Во-вторых, не дана разбивка по этническим группам внутри региона — иными словами, кто чувствует себя ущемленным и к кому испытывают неприязнь, непонятно. Исходя из этого, сложно делать какие-то объективные выводы. Не могу назвать работу региональных властей в сфере межэтнических отношений полностью удовлетворительной, многие вопросы попросту игнорируются, но не думаю, что стоит преувеличивать степень напряженности».

Обнародованный в марте 2017 года доклад Общественной палаты республики «О состоянии гражданского общества в Республике Башкортостан в 2016 году» дает иную картину. «Согласно данным социологического опроса, 30,9% населения республики оценивает состояние межнациональных отношений как спокойные, а 54,7% как скорее спокойные. При этом лишь менее 7,7% опрошенных отметили напряженность в межнациональных отношениях», говорится в документе.

«Очень многое могло бы проясниться, если бы мы знали имена и фамилии тех, кто собирал данные для доклада и был знаком с методиками сбора данных, — уверены общественники и члены научного сообщества. — К сожалению, не все ученые-гуманитарии Башкирии, как и многих других регионов, отличаются беспристрастностью. Можно ли ждать объективности в освещении национального вопроса от «ученого», неоднократно демонстрирующего свою необъективность и пристрастность?»

Настоящий ученый или социолог должен подходить к предмету исследования несколько отстраненно. «Если есть возня, понятно, есть и заказчики, — рассуждает один из историков. — Но лучше этого не делать никогда. Обратка может такой быть, что сам заказчик пострадает».

Чему учат в школе

Родительскую общественность также не радуют «подковёрная борьба, возникающая вокруг национального фактора». «Мы против политики в школе, — заявляют родители. — Именно сейчас в законодательстве республики наведен порядок, согласно которому каждый ребенок может изучать свой родной язык в месте компактного проживания носителей языка. Родители могут выбирать, что нужно учить их детям, кроме обязательных предметов, ученики начальных классов могут учиться и пять, и шесть дней в неделю — по выбору родителей. Жаль, что существуют силы, которые в обычных рабочих моментах усматривают надуманные национальные проблемы».

Родительская общественность обращает внимание на то, что законодательства в сфере преподавания русского, родных (нерусских) языков и русского как родного в республике нет, чего не скажешь о соседней Татарии, где русские дети в качестве родного изучают татарский. Но есть ретивые чиновники отделов образования в районных администрациях, пытающиеся повлиять на выбор родителей.

«Прокурорской проверкой в школах выявлены факты ущемления прав родителей на выбор учебных планов, их несоответствие Федеральным государственным стандартам (ФГОС), учебные планы принимаются без учета мнения родителей в школах Уфы, Нефтекамска, Октябрьского, Архангельского, Балтачевского, Благоварского, Гафуриского, Давлекановского, Стерлитамакского районов, что противоречит требованиям статьи 44 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», — перечисляют представители родительской общественности. — Во многих школах башкирский язык преподается в ущерб изучению русского языка: например, в обязательной части учебного плана МОБУ села Имендяшево Гафурийского района количество часов в первом классе, отведенных на изучение башкирского языка, составляло 5 часов, на русский язык выделено всего 2 часа».

Родители отмечают, что директора школ через муниципальные отделы образования подвергаются давлению со стороны регионального Минобразования в части выбора учебных предметов. В свою очередь, представители родительской общественности, выступающие за соблюдение законодательства, подвергаются «травле, запугиванию, шантажу и угрозам» со стороны администрации школ. Так происходило в ряде уфимских гимназий, лицеев. «На кого работают те, кто пытается заставить администрации школ нарушить закон?» — спрашивают родительские активисты.

Особое мнение

Политолог Николай Евдокимов не склонен критиковать ФАДН. По его мнению, специфика Башкирии состоит в присутствии трёх крупных этносов в относительно больших пропорциях — подобной пропорции нет ни в одном другом регионе Поволжья.

«Близко к этому — Татария, но там только два доминирующих этноса. Такая ситуация заставляет чиновников, ответственных за решение данной проблемы, постоянно держать руку на пульсе, заниматься мониторингом ситуации, разрабатывать и реализовывать программы, направленные на предупреждение и купирование межнациональных конфликтов, — считает Евдокимов. — Собственно, ФАДН как раз и занимается этим вопросом. Другое дело, насколько в состоянии реализовывать определённую этим федеральным агентством политику чиновники на местах».

Было отмечено, что Башкирия обладает определенным потенциалом, здесь работают несколько научных групп, которые целенаправленно занимаются анализом и прогнозом развития ситуации в данной сфере. Главная проблема, по мнению эксперта, состоит в том, чтобы донести их разработки и выводы теоретиков до практиков, то есть до тех, кто непосредственно работает с представителями различных этносов на местах.

«Большинство опросов общественного мнения, проводимых в регионе, вопреки опросу ФОМ, дают относительно спокойную, даже благостную картину, — живописует эксперт. — В ряду проблем, волнующих граждан, проблема межнациональных отношений не стоит на первом месте, занимая второстепенные позиции. Немаловажную роль здесь играет и позиция государственных структур, институтов гражданского общества, национальных организаций». В частности, в Башкирии региональный татарский общественный центр (ТОЦ) старается дистанцироваться от необдуманных заявлений ряда национальных организаций и движений в Татарии, в том числе связанных с претензиями этой республики к части северо-западных территорий Башкирии.

При этом анализ факторов, влияющих на состояние межнациональных отношений, позволяет предположить, что проблемы развиваются по двум основным направлениям. Во-первых, отмечает эксперт, это межнациональные проблемы, связанные с конфликтами этносов, традиционно живущих на этой территории: «Мы такие проблемы не фиксируем, чему много причин, в том числе, например, большой процент межнациональных браков».

Во-вторых, конфликты, возникающие между представителями коренных (или традиционно живущих здесь народов) и мигрантами. Хотя мы часто апеллируем к тому, что многие приезжающие — выходцы из бывших союзных республик, но нужно понимать, что значительная часть связей уже разорвана, уверен политолог. От поясняет, что молодые люди в возрасте 30 лет и младше не помнят СССР и зачастую не знают языка. Исключением являются беженцев с Украины, но это «особый разговор».

Рецепты межнационального согласия

Эксперты не отрицают наличия проблем в межнациональной сфере, часть из них навязывается из соседних регионов. По их мнению, «риторика ряда национальных организаций, управляемых из Татарии, будоражит медийное поле Башкирии». Одни эксперты говорят о повторении сценария 1990-х годов, когда проблемы отношений между татарами и башкирами постоянно муссировались. Другие утверждают, что тем самым элиты Татарии пытаются усилить свое влияние на федеральный центр.

Политолог Дмитрий Михайличенко отметил, что по многочисленным замерам уровень враждебности межнациональных отношений в республике отмечают 5−6% респондентов. Это немало, но критичным этот показатель назвать нельзя.

«На мой взгляд, национальная политика республиканских властей идет правильным курсом. Существует Ассамблея народов Башкирии, а сами власти обладают различными инструментами для нейтрализации радикальных проявлений национализма. Представляется, что нынешняя политика республиканских властей направлена на мирное сосуществование межнационального общества, а не на элитизацию «титульного этноса», которая проводилась в период двадцатилетнего руководства республикой Муртазой Рахимовым», — полагает эксперт.

По мнению Михайличенко, для республиканских властей важно противопоставить националистскому межнациональный дискурс. Для этого нужна, например, такая организация, как ассоциация межнациональных семей Башкирии. Давно уже известно, что большинство браков, заключающихся в Уфе, — межнациональные. Да и в республике все больше людей, рождающихся в межнациональных парах. Соответственно, у них очень часто формируется наднациональная идентичность.

«И это, на мой взгляд, нормально: ведь «россияне» — это то же, по сути, наднациональный концепт, — уверен Михайличенко. — Кстати, количество межнациональных браков — это также и критерий оценки межнациональной напряженности. Если она велика — количество браков такого рода уменьшается. В Башкирии же обратная динамика».

В 2014 году 70,4% опрошенных жителей Уфы отметили, что положительно относятся к межнациональным бракам. Количество межнациональных браков в республике, по разным данным, составляет от 30 до 40%. По Уфе эта цифра традиционно выше

Свои рекомендации по укреплению межнационального мира в регионе есть у каждого, кто задумывался над этим вопросом. Родители предлагают проводить «погружения» в изучение языков и культуры народов, проживающих в Башкирии, некоторые общественники делают ставку на КВН на родных языках, звучат советы избирать в Госдуму только местных депутатов и не пускать в республику «варягов», и многое другое. Политолог Ильдар Габдрафиков считает, что чиновники в районных администрациях могут внести свою лепту в реализацию национальной политики.

«Думаю, что большинство их смогут работать и отвечать за национальную политику, и они уже работают, — высказал своё мнение эксперт. — Главное, чтобы их чрезмерно не загружать формальными отчетами для вышестоящего начальства. Здесь самое важное — это непосредственная работа с людьми, своевременное решение их проблем, если они возникают, незамедлительное реагирование на них».

Есть свой рецепт и у воспитанников одного из уфимских детских садов. «Когда в группе много игрушек и добрая воспитательница, которая всех любит одинаково, все ребятки дружные, а когда игрушек мало и злая воспитательница — наоборот. Если у взрослых будет много игрушек и добрая воспитательница, они тоже будут жить дружно».